Таможенный Союз. Таможня. Новости и публикации

Таможня и Таможенный Союз- Лента новостей и публикаций. | Таможня и Таможенный Союз- Карта сайта. | Таможенный Союз | Таможенный Союз
 BLR,  KAZ,  RUS _Версия для печати
Союзный блюз

Союзный блюз

Отрегулировать Таможенный союз так, чтобы он был комфортным для бизнеса, не получается. И в казахстанском бизнесе все чаще говорят о том, что в этом объединении пока больше политики, чем реальных экономических плюсов



Неравный брак?


15 марта главы правительств России, Казахстана и Беларуси в очередной раз встречались в Минске на заседаниях Межгоссовета ЕврАзЭС. Как и месяц назад, одним из центральных вопросов было обсуждение и урегулирование многочисленных нестыковок в рамках Союза. Ценообразование, унификация налоговых регламентов, перенос контроля с российско-казахстанской границы на внешнюю границу ТС к первому июля 2011 года, планы интеграции в ЕЭП к 2012-му – все это остается предметом острых дискуссий. Причем многие документы, уже подписанные сторонами, обнаруживают не только частные, но и системные нестыковки, несоответствие международной практике.

Совладелец деревообрабатывающей фирмы ТОО «Камея» из Павлодарской области Бауржан Нусипов не только читал об этом в Интернете, но и проверил на собственном опыте. Он второй месяц пытается наладить поставки мебели в соседнюю Россию. Бизнес у Нусипова в области существует давно, заказов у фирмы много. Однако в «Камее», как и во многих других небольших предприятиях региона, соблазнились перспективами Таможенного союза. У соседей торговать выгоднее. Покупательная способность там выше, чем в Казахстане. Цены у россиян на диваны, стенки, «горки», детские уголки в полтора-два раза превышают те, по которым «Камея» работает дома. Но опыт с первым трейлером, на котором Бауржан повез продукцию к соседям, оказался плачевным. «Договориться с таможней не получилось, – делится по телефону бизнесмен. – Мы обнаружили, что по меньшей мере девять позиций в нашей товарной отчетности не соответствовали российским нормам. И сделать с этим ничего нельзя, нас «завернули». Особенно заумно у них с ценообразованием. Мы удивились, как это – ведь ввозных пошлин теперь нет, потому что Союз. А цену, по которой вы собираетесь продавать товар в России, указать обязаны. Не слишком ли она высокая, спрашивают. Вот теперь сижу в Интернете, штудирую их законы. Нам обещают, что с июля будет проще, но что-то слабо верится».

В Казахстане же, по словам бизнесмена, российским фирмам создают очень комфортные условия, чем те активно пользуются. С января, например, при импорте сельхозпродукции отменили проведение лабораторных исследований и переоформление государственных сертификатов, подтверждающих ветеринарную безопасность продовольственных грузов. Территориальная инспекция Минсельхоза отменила выдачу импортных карантинных разрешений на ввоз продукции в Казахстан из стран СНГ. С десяти до трех дней уменьшились сроки выдачи карантинных сертификатов внутри Казахстана. И так далее. «Если мы упрощаем правила, должно же быть и встречное движение», – говорит Нусипов.

Казахстанским компаниям сейчас действительно очень непросто выходить на рынки соседей по ТС. По этому поводу претензии можно услышать не только в регионах, они звучат на уровне республиканских бизнес-ассоциаций, о них знают в Налоговом комитете. На одном из «круглых столов», посвященных этой проблематике, проходившем в начале года в Астане, вице-президент Союза зернопереработчиков и хлебопеков Казахстана Виталий Лагода по этому поводу озвучил общее мнение: «Первый шаг, который нужно сделать, это обеспечить совпадение нормативной документации. Та, которая предлагается Россией в ТС, полностью не соответствует нашему законодательству. Законодательство по техническому регулированию содержит тысячи, если не миллионы отличий. Значит, нужно приводить законы в соответствие». В свою очередь, председатель Налогового комитета Министерства финансов РК Даулет Ергожин тогда заверил собравшихся, что «в рамках следующего заседания ТС, которое будет проходить в феврале этого года в Москве, мы утвердим межгосударственный план мероприятий по внедрению всех нормативно-правовых актов, связанных с взиманием налогов, прохождением грузов. Думаю, после таких инициатив и принятия соответствующих парламентских решений к июлю текущего года вся законодательная основа будет создана». Кстати, и февральское, и недавнее мартовское заседания Межгоссовета ЕврАзЭС были посвящены главным образом именно этим многочисленным нестыковкам. Но по итогам состоявшихся переговоров возникают большие сомнения, реально ли до июля согласовать и отрегулировать все многочисленные проблемы, о которых идет речь. Если же сроки здесь не обсуждаются и стоит задача любым способом в них уложиться, то напрашивается резонный вопрос: что здесь первично – экономические интересы сторон или некие политические соображения?

Табачный ребус

Для примера приведем ситуацию, о которой недавно сообщали в своем письме вице-министру экономического развития и торговли Тимуру Сулейменову представители Национальной экономической палаты (НЭП) «Атамекен». Речь идет о казахстанских производителях табачных изделий и другой подакцизной продукции, которые намерены поставлять ее на рынки стран ТС. Сделать это им будет непросто.

9 декабря прошлого года в ходе очередного заседания высшего органа ТС и Межгоссовета ЕврАзЭС было подписано «Соглашение о единых прин-ципах и правилах конкуренции между РФ, РК и РБ», которое сейчас проходит процедуру ратификации. Представители НЭП «Атамекен» нашли в документе ряд несоответствий законодательству. Так, например, пункт 6 статьи 17 документа определяет, по каким товарам допускается государственное ценовое регулирование на товарных рынках. Табачные изделия в перечень таких товаров не включены. Но при этом действующее законодательство как Казахстана, так и России устанавливает, что госрегулирование цен к табачным изделиям (сигаретам с фильтром) применяется в обязательном порядке. У любого казахстанского поставщика, естественно, возникнет вопрос: чем руководствоваться – соглашением или законами?

Впрочем, это еще не самый сложный вопрос. Наш поставщик сигарет, решив экспортировать их в Россию, столкнется с тем, что в двух странах регулирование оборота табака построено совершенно по-разному. В Казахстане Законом РК «О государственном регулировании производства и оборота табачных изделий» установлено, что власти назначают минимальные розничные цены на сигареты с фильтром. За нарушение (продажу дешевле установленных правительством минимальных цен) придется заплатить штраф до 800 МРП с конфискацией незаконных доходов. В России же действует диаметрально противоположный подход. По российскому федеральному закону «Технический регламент на табачную продукцию» информация на упаковке должна содержать сведения о максимальной розничной цене, по которой сигареты могут быть реализованы потребителям. То есть, в отличие от Казахстана, в России существует ответственность за завышение максимальной цены, установленной государством и указанной производителем на упаковке табачных изделий. Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России использует такую систему как форму госрегулирования цен на табачные изделия.

Но и это не все. Согласно Налоговому кодексу РФ установлены специальные нормы взимания косвенных налогов (акцизов) на товары, поставляемые странами Таможенного союза. Есть специальные статьи, регламентирующие ввоз подлежащих маркировке акцизными марками товаров с территории государств – членов Таможенного союза (п. 3 статьи 194 и п. 2 статьи 186-1). Согласно этим статьям, при исчислении акциза используется «розничная цена, зафиксированная на каждой упаковке-пачке и указанная в уведомлении таких товаров». То есть цена реализации служит налоговой базой для обложения акцизами, и производитель обязан напечатать ее на каждой пачке. Какая же цена должна указываться на пачке казахстанских сигарет, экспортируемых в Россию? Стоит заметить, что в Казахстане никто цену на упаковке не печатает, каждый продавец ее определяет сам, главное, чтобы она была не ниже установленного государством минимума.

Получается типичная юридическая «вилка», вытекающая из несоответствия норм местных законов и норм Соглашения стран ТС «О единых принципах и правилах конкуренции». С одной стороны, выходит, что поставщик сигарет из Казахстана должен печатать на пачках максимальную розничную цену в рублях, установленную на данный момент российским антимонополным органом. И с этой цены, соответственно, будет взиматься акциз, хотя фактическая розница может быть и дешевле. С другой стороны, он не обязан этого делать, потому что табак не входит в перечень утвержденных Соглашением товаров, по которым допускается госрегулирование. Понятно, что если поставщик будет следовать букве Соглашения и откажется печатать цену, то он автоматически нарушит российское законодательство, и его товар не будет допущен на рынок. Если же он будет выполнять российские федеральные законы, то нарушит 17-ю статью Соглашения, которая не включает табак в перечень регулируемых товаров. Это также потенциально может стать основанием для претензий к поставщику со стороны органов Таможенного союза. Нужно искать выход. В НЭП «Атамекен» предложили вариант: при ратификации Соглашения дополнить перечень товаров, подлежащих госрегулированию, табачными изделиями. Хорошо, если это предложение пройдет – тогда нестыковка будет устранена. А если нет?

Проблема в том, что подобных моментов в действующих регламентах ТС очень много. Г-н Лагода говорит о тысячах несоответствий. Будут ли все эти разночтения и двойные толкования устранены в ходе ратификации соглашений – большой вопрос. Трудно сказать даже, будет ли у бизнеса возможность за оставшееся время обратить на все эти нестыковки внимание властей. Как показывает практика текущих сделок, осуществляемых сегодня между компаниями разных стран ТС, основная беда для бизнеса не в самих разночтениях как таковых, а в том, что в большинстве случаев предприниматель узнает о них постфактум – когда уже потрачены деньги, а товар стоит на таможне. Начинается неизбежный в такой ситуации процесс, приходится «договариваться с таможней». В такой ситуации оказался и наш павлодарский предприниматель Нусипов. По его мнению, на этом фоне все разговоры о плюсах, которые получает казахстанский бизнес в Союзе, о снятии таможенных барьеров, упрощении формальностей звучат по меньшей мере цинично. «Условия должны быть равными, – считает он. – Вряд ли в принципе реально устранить все различия, ведь российский и казахстанский налоговые кодексы изначально разные, они настроены под разные экономики. Нужно в рамках соглашений по Союзу создавать механизмы, которые позволяли бы преодолевать такие разночтения, если они есть. Но как? Это трудная задача, это огромная работа, и вряд ли ее успеют выполнить до июля».

Вопросы без ответов

К мартовскому заседанию Межгоссовета ЕврАзЭС казахстанский бизнес накопил обширный список претензий по поводу как вводимых, так и уже действующих соглашений и регламентов в рамках Союза. Около месяца назад по этому поводу в Алматы с казахстанскими предпринимателями специально встречались представители Министерства финансов и налогового комитета, работающие в составе переговорных групп. Представители деловых кругов, в частности, ставили вопрос о нестыковках в расчете косвенных налогов (акцизов) при перемещении товаров по странам Таможенного союза. Были вопросы и по возврату НДС импортерам. Сейчас в Казахстане действует 12-процентная ставка НДС на импорт товаров, при этом НДС должен быть возвращен импортерам. Ассоциация налогоплательщиков Казахстана поставила вопрос о неопределенности с возвратом НДС, которая имеет место с момента создания Таможенного союза. Это беспокоит многих предпринимателей.

Серьезное недовольство в бизнес-среде вызвала процедура расчета таможенной стоимости товаров – та, из-за которой павлодарский мебельщик Нусипов не смог продавать в РФ свои диваны. И без того сложная и трудоемкая, с созданием ТС эта процедура еще более усложнилась. Комментируя ситуацию в интервью агентству Business Resource, эксперт проекта USAID по либерализации торговли в Казахстане Ирина Ансарова указала на отход нормативов Союза от общепринятой международной практики торговли. По ее мнению, парадокс в том, что с вводом ТС торговать становится сложнее. «Раньше таможенный орган мог выпустить товар, применив условные цены, которые формируются Комитетом таможенного контроля МФ РК. Сейчас же таможенники могут вообще не выпустить ваш товар, если заподозрят, что заявлены недостоверные сведения о его таможенной стоимости. В результате предприниматели теряют на границе больше времени, чем до создания Таможенного союза. При этом таможенные органы осуществляют корректировку таможенной стоимости исходя из установленных цен, хотя в международной практике эти цены применяются для сравнения, а не как обязательные. В связи со всем этим предпринимателям приходится предоставлять большое количество документов в таможенные органы и доказывать, что цена не занижена».

Для нас в Казахстане основной вопрос здесь, конечно, не в частностях, которые можно доработать, а в том, насколько базовые соглашения и нормы Таможенного союза в целом готовы обеспечить эффективную и прозрачную торговлю, и – главное – насколько они отвечают интересам казахстанского бизнеса.
Говоря о первом, то есть об общем качестве этих документов, стоит отметить, что эксперты из USAID не единственные, кто отмечает несоответствие документов ТС международным требованиям; на это указывают и в казахстанском Министерстве финансов. Заместитель председателя Комитета таможенного контроля МФ РК Игорь Тен недавно даже предлагал своим белорусским и российским коллегам провести совместный «мозговой штурм» для устранения явных недоработок в регулировании. Г-н Тен упомянул об этой проблеме в интервью по итогам «круглого стола» «Таможенный союз: от теории к практике», организованного ИА «Интерфакс-Казахстан» в Алматы. По его словам, «правила определения стоимости импорта на территорию Таможенного союза не соответствуют требованиям ВТО. Вопрос о таможенной стоимости обсуждался и в правительстве Казахстана, и на уровне экспертных консультаций. К сожалению, некоторые положения межгосударственного Соглашения стран – членов Таможенного союза об определении таможенной стоимости были признаны экспертами не соответствующими международным нормам ВТО».

Говоря предметно, здесь можно добавить, что пункты, о которых идет речь, отличаются от международных норм не в частностях, а на системном уровне. А это уже требует отдельного «мозгового штурма». В частности, принятые соглашения могут стимулировать коррупционные отношения в ходе таможенных процедур. Например, подписанное на заседании ЕврАзЭС соглашение гласит, что таможенная стоимость товара рассчитывается исходя из контрактной цены его покупки. Так же и в регламентах ВТО: заявленная декларантом стоимость является единственной базой расчетов. Однако в Таможенном союзе возможны варианты – например, если контрактная цена неизвестна или вызвала у таможни сомнения, то документ наделяет ее правом диктовать свои условия. «В случае невозможности определения таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки, могут быть проведены консультации между таможенным органом и лицом, декларирующим товары», – говорится в Соглашении. В ходе таких консультаций стороны «могут обмениваться имеющейся у них информацией для установления объективной стоимости ввозимых товаров». То есть в отношениях таможни и декларанта будет иметь место человеческий фактор. У таможенника появляется право требовать от декларанта изменить цену товара, а это уже прямой путь к злоупотреблениям.

Кстати, на данную проблему указывают не только в казахстанском таможенном ведомстве, о ней активно говорят и российские эксперты. Партнер, руководитель практики по таможенному праву и внешнеторговому регулированию компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Галина Баландина делает вывод, что «нормы Таможенного союза действительно больше направлены на обеспечение прав таможни, там зафиксированы позиции, удобные для государства, а не импортера. Тогда как в законодательстве ВТО по преимуществу устанавливается паритет прав власти и бизнеса». Г-жа Баландина нашла расхождения в нормах со стандартами ВТО в пяти базовых документах, принятых Таможенным союзом.

Но главная проблема для Казахстана в Таможенном союзе, как показал первый год интеграции, это деятельность Комиссии ТС. Данный орган принимает единые регламенты, обязательные к исполнению всеми участниками рынка трех стран Союза. Регламенты касаются всего – налогов, порядка декларирования товара при экспорте или импорте, государственного регулирования, ограничений на ввоз и многого другого. Причем принимаемые нормы форматируются комиссией в первую очередь исходя из интересов российской стороны, на основе российского правового поля. Может ли это устроить отечественных предпринимателей – большой вопрос. С казахстанскими компаниями, с бизнес-ассоциациями, такими как «Атамекен», Союз мукомолов Казахстана и многие другие, Комиссия ТС не советуется. Решения принимаются не на основе коллективного интереса бизнеса трех стран, как замышлялось изначально. Бизнес просто ставят перед фактом, устанавливая нормы, которые все участники рынка обязаны исполнять. Это выглядит как абсолютный нонсенс для бизнес-среды Казахстана, здесь никогда не было, чтобы налоговые, разрешительные и прочие регламенты устанавливались свыше без учета интересов бизнеса и консультаций с ним. В данном случае парадокс еще и в том, что законодательная инициатива не только не идет «снизу» (от бизнеса), она не идет и «сверху» (от государства). Государство, по сути, вынуждено отстаивать интересы своего бизнеса, тогда как инициатива приходит извне, из соседней страны. Государство в этой ситуации оказывается в очень неудобном положении. Официально оно должно провозглашать, что Таможенный союз выгоден для казахстанского бизнеса, тогда как на деле мы видим, что речь идет о выгодах для компаний соседней страны. Проблема еще и в том, что оспаривать создаваемые Комиссией ТС нормы и регламенты, добиваться их пересмотра очень проблематично. В комиссии большинство голосов принадлежит российской стороне. Фактически речь идет о навязывании Казахстану норм и правил ведения бизнеса другой страной, пусть даже исторически союзной и дружественной.

Все это не может не вызывать определенного разочарования. Конечно, ошибки и нестыковки нужно исправлять, и стороны регулярно собираются именно с этой целью. Для того чтобы довести «до ума» единые принципы и правила торговли в рамках ТС, сегодня вроде бы есть все возможности. Но здесь тревожит явный перекос в сторону российских интересов. Отсюда и вопрос, почему соседи так торопят со своими новыми инициативами? Еще далеко не доведены до оптимального состояния нормы и регламенты по Таможенному союзу, много противоречий и неувязок, а российские представители на Межгоссовете ЕвразЭС уже активно форсируют процедуры по Единому экономическому пространству (ЕЭП), которое должно заработать в 2012 году. Данной теме была посвящена значительная часть состоявшихся в Минске заседаний. Впрочем, и ЕЭП – для них еще не все. Один видный специалист из Москвы дал в Минске пространное интервью о перспективах интеграции трех стран в единое валютное пространство, хотя в Казахстане такие проекты обсуждать не готовы в принципе. Странная и по меньшей мере не очень корректная поспешность. Экономический союз, если он нам действительно нужен, не должен быть «сырым», и тем более его смысл не в том, чтобы реализовать интересы только одной стороны. «Сырые» союзы не бывают прочными.


Виталий Волошин


Центр Азии
[28.03.2011] / Оригинал статьи


Персоналии статьи

Биография Ергожин Даулет Едилович фото

Ергожин Даулет Едилович

Председатель Налогового комитета Министерства финансов РК

Организации статьи

ЕврАзЭС - история, фото

ЕврАзЭС

Евразийское экономическое сообщество
Федеральная таможенная служба РФ - история, фото

Федеральная таможенная служба РФ

ФТС РОССИИ
Комитет таможенного контроля РК - история, фото

Комитет таможенного контроля РК

КТК Республики Казахстан
Министерство финансов РК - история, фото

Министерство финансов РК

Министерство финансов Республики Казахстан
Комиссия таможенного союза - история, фото

Комиссия таможенного союза

Единый постоянно действующий регулирующий орган таможенного союза




Таможенный союз|CustomsUnion.ru
Ссылка на сайт обязательна

 
  » О проекте    » Контакты    » Реклама    
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100