Таможенный Союз. Таможня. Новости и публикации

Таможня и Таможенный Союз- Лента новостей и публикаций. | Таможня и Таможенный Союз- Карта сайта. | Таможенный Союз | Таможенный Союз
 KAZ _Версия для печати
Аудитория сама сделает выбор

Аудитория сама сделает выбор

Думаем, не только мы ожидали от встречи с Гульжан Ергалиевой в дискуссионном клубе «АйтPark» чего-то провокационного. Все же ролик с «голой правдой» в лице самой «патриархини» журналистики, ее извечная оппозиционность и новый проект – сайт, претендующий на «правду в последней инстанции», располагали к скандалу. Но не получилось.

Хозяин «АйтPark'а» Нурлан Еримбетов начал разговор, вопреки обычной манере, тихо-спокойно, с вопроса: почему журналисты не ищут хороших новостей? Сплошная «чернуха» в прессе.

- А где их взять? — грустно ответила Гульжан Хамитовна. — Во-первых, хороших вещей происходит гораздо меньше, чем прежде. Во-вторых, мы за 20 лет изменили свои взгляды. В-третьих, конкуренция. Я как главный редактор поддерживаю, что нужно зарабатывать аудиторию, чтобы продавалась продукция.

Заговорив о том, что раньше было гораздо больше хороших тем, Ергалиева пустилась в воспоминания о советском театре, оценила уровень спортивной журналистики и начала было углубляться в тему «когда мы были молодыми». Но модератор, вместе с ней повспоминав золотое времечко, спас разговор до того, как тот достиг стадии брюзжания старушек на лавочке.

- Есть у нас ограничения свободы слова? Как вы определяете эту границу? — сменил он тему.

- Я лично живу по своему опыту, своей совести и своей позиции — гражданской, журналистской. Для меня лично нет ограничений свободы слова, — напомнила, кто здесь гость, Гульжан Хамитовна. — Но я, как нормальный человек, понимаю, что живу в обществе, государстве, у которого есть законы, и я должна соблюдать эти законы.

- У нас свобода слова регулируется кем-то? Сравните 90-е, начало 2000-х и сейчас — насколько стало свободнее писать, свободнее жить журналисту? — уточнил ведущий.

- Мне лично стало свободно писать и жить как журналисту тогда, когда я сама лично приняла решение, — снова перевела внимание на свою персону гостья.

- А сейчас меньше вас бьют за критику власти? То, что власть сейчас не доделывает, все ее упущения сегодня видны, читаемы. То, что 10—15 лет назад боялись писать, сегодня спокойно проходит, — заметил Нурлан Еримбетов. — Вот он — вор, он — коррупционер...

- Да? Не согласна. «Вот он — вор, коррупционер или что-то еще» — только с разрешения, с санкции, которую дает Астана, и тогда мы все хором кричим: «Держи вора!» — возразила Гульжан Ергалиева и привела в пример Рахата Алиева, о котором она писала уже в 1999 году. — И тогда это было опасно. А сейчас — только если кто-то влиятельный даст заказ: вот этого надо поставить на место. Пока у нас в Казахстане критическая журналистика существует, только сопровождаемая санкциями, — это не свобода слова.

В таком случае журналистам приходится испытывать «раздвоение в душе», пожалел СМИшную братию ведущий, писать не о том, о чем хочется, ругать там, где надо хвалить.

- Те журналисты, которые лично со мной работают, прекрасно знают, что я такого раздвоения психики и личности не терплю, это неэффективно, на это деньги тратить не надо, — продемонстрировала деловую хватку главный редактор. — Если профессия не приносит глубоко внутреннего кайфа, этим делом нельзя заниматься. Этим людям лучше заняться более простым делом, таким, как «купи-продай». Многие потом себя за это не уважают, озлобляются. Это же ответственность: вы подписываете свое имя и фамилию, и люди это прекрасно помнят. Репутация живет отдельной жизнью от нас. Вот вы себя проявили, показали свой уровень — и дальше хоть ты сто раз извиняйся, оправдывайся, все равно уже образ трудно изменить.

При этих словах у участников встречи явно встала перед глазами картинка из имиджевого ролика сайта «Гульжан.орг», но вопроса об этом опять никто не задал. Пришлось Еримбетову переходить к традиционным темам. «Назовите пять хороших сторон власти», — попросил он гостью.

- Пять?! Это насилие над моей личностью! — возопила гостья. — Давайте хотя бы две. Я понимаю, что выгляжу некой фанаткой, маньячкой в плане нелюбви к власти, но если быть сильно объективными, где-то наступить на горло собственной песне, я могу сказать, что Казахстан за 20 лет избежал большой крови. Это заслуга не только власти, обоюдная, работа шла и со стороны общества, и со стороны власти, это плюс.

Вторым плюсом Гульжан Хамитовна считает то, что «Нурсултан Абишевич для своих 70 лет очень хорошо выглядит, мне нравится».

Нурлан Еримбетов пожал плечами и предложил назвать «две отрицательные стороны вашего оппонирующего лагеря». И здесь не прозвучало ничего интересного: маловато молодежи и финансов у оппозиционных партий, ответствовала главред.

- Тогда скажите, насколько сейчас Интернет стал средством массовой информации? — подошел вплотную к «роликовой теме» ведущий.

- Это, конечно, еще не СМИ. 60—70% заходят в Интернет совершенно за другим, — Ергалиева сделала паузу, но, увидев, что все опять молчат, начала сама: — Но зато это потенциал наш. Бороться за эту аудиторию надо, поэтому я с таким роликом и вышла, если у вас есть такой вопрос. Чтобы привлекать внимание такой аудитории.

Был такой вопрос — не был, а спрашивать пришлось. Гульжан Хамитовна взахлеб рассказала, как — спонтанно — возникла у нее идея клипа, как долго Булат Абилов уговаривал ее сняться в «кино» и как хорошо все в итоге получилось.

- На комментариях была реакция такая: 75—80% — оказывается, очень продвинутое, нормальное общество, все были в восторге, кто-то шутил, кто-то поздравлял. Они были очень удивлены, но в основном была позитивная, правильная реакция, поняли идею. И процентов 10—15 на меня наехали — и матом, и оскорбляли. Я поняла, что это аудитория не моя, они меня как автора, как журналиста, как гражданина не воспринимают. Кто поливает грязью — это комплекс личной неполноценности, это возможность свести со мной личные счеты. Я не считаю, что это общество.

Дав возможность гостье сказать все, что она хотела, ведущий перешел к традиционным финальным вопросам: что вызывает тревогу и что — оптимизм, надежду?

Тревожит больше, чем радует, ответственность за свою большую семью, поделилась гостья, и необходимость жить по лагерному девизу «Не верь, не бойся, не проси». А радуют, опять же, дети.

- Что касается работы, то меня радуют надежды. Я уверена, что новый проект будет таким же успешным, как все предыдущие. Я обязана довести проект до профессионального успеха и добиться цели. А цель — парламентские выборы. Я очень надеюсь, что такие сайты пробудят наше ужасно апатичное несчастное общество, — затронула Гульжан Ергалиева в самом конце цель заседания в «АйтPark'е» и в качестве ответного шага пригласила ведущего на онлайн-встречу на свой сайт.


Татьяна ПАНЧЕНКО


РЕСПУБЛИКА
[23.06.2011] / Оригинал статьи






Таможенный союз|CustomsUnion.ru
Ссылка на сайт обязательна

 
  » О проекте    » Контакты    » Реклама    
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100