Таможенный Союз. Таможня. Новости и публикации

Таможня и Таможенный Союз- Лента новостей и публикаций. | Таможня и Таможенный Союз- Карта сайта. | Таможенный Союз | Таможенный Союз
 KAZ _Версия для печати
Осажденные сдали десять процентов

Осажденные сдали десять процентов

Карачаганак был последним проектом, где нацкомпания «КазМунайГаз» не взяла нужную отечеству долю

Правительство Казахстана в очередной раз добилось своего, требуя у иностранных инвесторов поделиться долями в наиболее прибыльных проектах по разработке отечественных нефтегазовых месторождений. На этот раз в обмен на снятие налоговых претензий и угроз Министерства нефти и газа (МНГ) РК заморозить развитие проекта, участники консорциума Karachaganak Petroleum Operating (KPO) согласились поступиться 10%. Причем половиной бесплатно. Совместное официальное заявление о сделке пока не прозвучало, но осведомленные источники, близкие к МНГ и KPO, подтверждают, что стороны договорились и подпишут соответствующий меморандум в ближайшее время.

Усердие все превозмогает

Переговоры о расширении доли казахстанской стороны (через АО «НК «КазМунайГаз» — КМГ) в проекте разработки Карачаганака начались в конце 2009 года, после того как нефтяники начали оспаривать решение правительства взимать экспортную пошлину на нефть. Казахстанская сторона хотела повысить доходность от месторождения, стремясь контролировать его не только посредством МНГ, но и получив пакет через КМГ. С тех пор на KPO сыпались налоговые претензии, не давали покоя нефтяникам и экологи. Переговоры МНГ и консорциума шли на фоне противоречивых официальных заявлений властей РК о том, что долю в KPO они обязательно получат до конца 2011 года, но контракты с иностранными инвесторами (в форме Соглашения о разделе продукции — СРП) пересматриваться не будут. Напомним, что в отношении Карачаганака действует ОСРП, подписанное в 1997 году.

«Месторождение является достаточно сложным в геологическом плане, добыча потребовала не только применения передовых мировых технологий, но и разработки новых, ориентированных именно на этот проект. Естественно, таких технологий у Казахстана нет», — оценивает аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций Олжас Байдильдинов.

Чем дольше затягивались переговоры, тем во все более решительном тоне звучали заявления казахстанской стороны. В конце мая глава МНГ Сауат Мынбаев пригрозил, что власти заморозят развитие Карачаганака, если не договорятся с акционерами об условиях третьей фазы проекта (повышение добычи).

«Возможно, что на консорциум продолжается давление из-за слабых показателей по казахстанскому содержанию, — считает г-н Байдильдинов. — В отчете KPO по устойчивому развитию указывается, что казахстанское содержание по итогам 2010 года составило лишь 17%, в планах на 2011 год — увеличить этот показатель до 20%».

По данным Energo-news.ru, в начале этого июня КМГ направила КРО предложение о покупке 10%-ной доли, и теперь полуторагодичные переговоры, похоже, завершились в пользу Казахстана. 16 июня российский портал Oilru.com со ссылкой на пресс-службу МНГ РК сообщил: «Казахстан достиг предварительного соглашения о приобретении республикой десятипроцентной доли в проекте разработки месторождения Карачаганак». До Карачаганака правительство РК в итоге похожей ситуации получило долю в Кумколе и расширило присутствие в Кашагане. Но уровень добычи на Кумколе сравнительно невысок — чуть более 6 млн тонн нефти в год, а масштабная промышленная добыча на Кашагане (до 50 млн тонн в год) начнется, как хочется верить, в конце 2012 года. Карачаганак же на сегодня стабильно дает 18% добываемой в РК нефти и 49% природного газа.

Облегченная доля

«Они все дали согласие на 10%-ное участие Республики Казахстан: 5% — бесплатно, оставшиеся 5% — по рыночной цене», — сообщил одному из информагентств 16 июня источник, осведомленный о ходе переговоров, отметив, что рыночную цену стороны определят путем переговоров. «Принципиальное соглашение было достигнуто какое-то время назад. Подписание может состояться в ближайшее время», — подчеркнул он. Данную информацию подтвердили и источники, близкие к KPO.

«Наиболее вероятный сценарий состоит в том, что часть средств будет выплачена акционерам (или часть инвестиционной программы будет профинансирована казахстанской стороной), а часть будет «выплачена» в виде отмены различных штрафов и исков», — подтверждает г-н Байдильдинов.

С ним соглашается аналитик Института политических решений Сергей Смирнов: «Бесплатная» доля будет покрыта за счет отказа от налоговых и финансовых претензий к компании. «Как известно, после возникновения конфликта правительства с КРО власти страны доначислили компании налогов на 1,3 миллиарда долларов. А для покупки второй части пакета, скорее всего, будут использованы заемные средства», — говорит он.

Ведущий аналитик российского УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов полагает, что средства на сделку, вероятнее всего, будут привлечены из республиканского бюджета или взяты у госкомпаний и фондов с последующей передачей им этого пакета акций Карачаганака. Стоимость «платных» 5% ими оценивается в 0,8—1 млрд долларов.

Г-н Байдильдинов не исключает, что деньги могут быть выделены и из Национального фонда, тем более что цель действительно важная, государственного масштаба. «Возможно, что опять сделка будет профинансирована за счет кредитов КНР в той или иной форме. Думаю, справедливая стоимость этого пакета составляет около 2,5—3 миллиарда долларов. Все эти штрафы и иски Казахстана как раз и нацелены на то, чтобы снизить фактическую сумму сделки, если она все-таки состоится», — считает аналитик.

Он также полагает, что инвесторы выдвинут и свои встречные условия. «Думаю, они будут касаться отмены всех претензий, а также гарантий того, что Казахстан больше не будет требовать увеличения своей доли. Так, уступив долю, акционеры до 2038 года “законсервируют” неприкосновенность проекта. Дальше Казахстан уже не сможет ничего изменить», — размышляет г-н Байдильдинов.

Щедрые — в очередь

«Кто именно из инвесторов поделится своей долей с Казахстаном, пока не ясно. К примеру, ЛУКОЙЛ ранее заявлял о нежелании делить свою и так небольшую долю. Однако, возможно, все компании, входящие в консорциум КРО, снизят свои доли пропорционально участию», — говорит г-н Смирнов. Тогда Eni и BG Group передадут Казахстану по 3,25% акций КРО, и их доли снизятся до 29,25%, Chevron передаст 2%, сократив свою долю до 18%, ЛУКОЙЛ отдаст 1,5%, и его доля составит 13,5%. Г-н Баранов считает равновозможными и те варианты, когда 10% поступится один акционер или это количество акций отдадут 2 или 3 акционера.

Эксперты сходятся во мнении, что делить полученную долю казахстанцы ни с кем не будут. В этой связи приход в KPO китайских инвесторов — наиболее активных на нефтяном рынке РК в последние годы — маловероятен. Г-н Смирнов считает его возможным, но опосредованно, если вхождение в KPO будет осуществлено через РД КМГ, 11% которой владеет китайский госфонд China Investment Corp.

«Во-первых, неясно, кто ему может продать акции проекта: власти республики точно этого не сделают, а участники KPO могут быть связаны соглашениями внутри консорциума о том, что если кто-то выходит из него, то он продает свой пакет акций остающимся участникам, — размышляет г-н Баранов. — Во-вторых, не факт, что китайским нефтяникам интересен данный проект. И, в-третьих, не надо забывать о том, что с консорциумом было заключено ОСРП и по его условиям консорциум управляет проектом до 2038 года, то есть вряд ли какие-либо новые участники могут в нем появиться. Даже вхождение республики в проект — это уже отчасти нарушение ранее достигнутых договоренностей».

Однако особое беспокойство за инвестпривлекательность отрасли правительство РК, похоже, не испытывает. Все наиболее крупные месторождения уже осваиваются, поэтому прихода новых иностранных инвесторов в отрасль ожидать не стоит, тем более что мировые лидеры уже и так сидят в NCOC и KPO. «Добывая» себе долю или увеличивая ее в больших проектах, Казахстан просто повышает доходность от них. Поэтому угрозы национализации отрасли нет, да и подобные конфликты вряд ли повторятся. «КРО был последним крупным проектом, в котором Казахстан не имел своей доли участия», — констатирует г-н Смирнов.




Неприятные нефтяные решения


Проанализировать детали происходящей ситуации «ЭК» предложил Олжасу Байдильдинову.

— Как отразится ситуация вокруг KPO на инвестиционной привлекательности страны?


— Трудно сказать, когда и как завершится переговорный процесс. Он может тянуться годами, притом что у иностранных компаний есть мощная поддержка своих государств и, вероятнее всего, международные суды встанут на их сторону. Есть и политические рычаги. Если мы серьезно поссоримся с этими компаниями и правительствами этих стран, то, скорее всего, КМГ придется столкнуться с серьезным противодействием на пути выхода в любые международные проекты. У западных стран рычагов гораздо больше, при этом Казахстан не обладает технологиями и опытом разработки таких сложных месторождений. Но не бывает безвыходных ситуаций — есть неприятные решения.

— То есть мы можем остаться без инвесторов?

— Выиграв одно сражение, мы можем проиграть войну. Инвесторы после Кашагана, БТА и Карачаганака поймут, что вкладывать деньги в Казахстан рискованно и после выхода проектов на определенный уровень рентабельности правительство все равно начинает требовать долю в этих проектах. Есть такой вид анализа, когда, желая понять расклад и видение ситуации, нужно поставить себя на место другой стороны, то есть этих самых инвесторов.

Иностранные компании во всем мире сталкивались и сталкиваются с так называемым «ресурсным национализмом», они подвергаются различным «наездам», к ним применяются административные меры, в некоторых странах проводили национализацию, именно поэтому они и придумали инструмент в виде СРП.

После 1970-х годов расклад между международными нефтяными корпорациями (МНК) и национальными нефтяными компаниями (ННК) существенно изменился: если к 1970-м годам МНК контролировали около 80—90% мировых запасов, то через 20—30 лет ННК усилились настолько, что у МНК осталось лишь около 8—9%. Но у этого есть и другая сторона — практически во всех странах, где была проведена национализация и инвесторы в дальнейшем отказались работать в этих странах, наблюдается тенденция снижения добычи углеводородов. Мексика, национализировавшая нефтяные месторождения в 1938 году, сейчас столкнулась с серьезным падением добычи на всех месторождениях, не располагая новейшими технологиями. Она сейчас снова ищет способы привлечь иностранных инвесторов, потому что если не инвестировать 18—20 млрд долларов ежегодно, то через 7—10 лет страна станет нетто-импортером нефти.

— Существуют ли еще какие-то рычаги давления на КПО?

— Есть еще один интересный факт, который касается Таможенного союза. Дело в том, что основной спор, который продолжается между иностранными компаниями и правительством Казахстана, касается таможенных пошлин на нефть. В частности, по Карачаганаку была предусмотрена стабильность налогового режима, на чем настаивают акционеры консорциума, но Казахстан придерживается твердой позиции о том, что таможенные пошлины не являются налогом и не подпадают под этот пункт в СРП. При этом акционеры консорциума говорят о том, что в СРП есть пункт и об общей стабильности, учитывая который КПО не должен платить ЭТП. Отмечу, что текущий уровень пошлины в $40 за тонну при среднегодовых ценах в 2011 году свыше 100 долларов за баррель (то есть свыше 730 долларов за тонну) не является критическим и вполне по силам крупным нефтяным компаниям.

Вот тут-то и появляется Таможенный союз. Не могу с уверенностью на 100% сказать, так ли это, но есть мнение, что именно Таможенный союз позволит Казахстану скинуть эту «удавку» СРП и существенно увеличить таможенную пошлину, избежав длительных тяжких международных судебных разбирательств (которые, как правило, развивающиеся страны в спорах с иностранными консорциумами в итоге проигрывают). Как известно, страны ТС переносят таможенный контроль на внешние границы. Весь экспорт нефти и газа КПО направляется через территорию России или в саму Россию. В этих условиях страны ТС могут потребовать от экспортеров уплаты таможенной пошлины на нефть на уровне российских тарифов (Белоруссия уже ввела этот механизм). Формально при таком варианте КПО будет в заведомо проигрышной позиции, так как СРП, заключенное с Казахстаном, прямо не оговаривает таможенные платежи (тогда в РК вообще отсутствовали таможенные пошлины на экспорт нефти), а правила ТС как наднационального образования должны будут распространяться на всех экспортеров. Еще раз оговорюсь, что это всего лишь мнение, в подтверждение которого, впрочем, есть очень веские аргументы. Это может быть использовано против КПО как один из инструментов давления в ходе переговоров.


Сергей Домнин


«Эксперт Казахстан» №25
[28.06.2011] / Оригинал статьи


Организации статьи

КазМунайГаз - история, фото

КазМунайГаз

АО НК «КазМунайГаз»
ОАО «ЛУКОЙЛ» - история, фото

ОАО «ЛУКОЙЛ»

российская нефтяная компания




Таможенный союз|CustomsUnion.ru
Ссылка на сайт обязательна

 
  » О проекте    » Контакты    » Реклама    
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
http://вашилыжи.рф/ горные лыжи распродажа в москве, магазин горных лыж.