Таможенный Союз. Таможня. Новости и публикации

Таможня и Таможенный Союз- Лента новостей и публикаций. | Таможня и Таможенный Союз- Карта сайта. | Таможенный Союз | Таможенный Союз
 RUS _Версия для печати
Сменибанкирщина

Сменибанкирщина

Павел Шеремет — о том, почему страна вынуждена тратить колоссальные деньги на спасение Банка Москвы

В России нарастает банковский скандал: всплывают новые подробности мошенничества бывших владельцев Банка Москвы. Государство, проворонившее проделки Андрея Бородина, вынуждено закрывать "дыру" в банке самостоятельно. Уже сейчас вся операция стоит более 2 тысяч рублей на каждого российского жителя

Все деловые издания страны пишут об этой истории каждый день, но сюжет давно вышел за рамки банального экономического конфликта и тянет на небольшую криминальную драму. "Огонек" писал про банкира Бородина и его Банке Москвы в апреле, подробно рассказав, почему он вынужден был сбежать в Лондон от российских следователей (N 14, от 11 апреля 2011 года). За последние пару месяцев его война с новыми акционерами банка стала еще ожесточеннее, потребовав активного финансового вмешательства государства.

Напомним кратко фабулу конфликта. Осенью прошлого года ушел в отставку мэр Москвы Юрий Лужков. После этого у московского имущества начали меняться собственники. Новый столичный градоначальник Собянин распорядился избавиться от непрофильных активов города. Банк Москвы был предложен Сбербанку, но там потребовали длительного аудита, и тогда второй по величине банк России — ВТБ — в феврале 2011 года купил у столичного правительства 46,48 процента акций Банка Москвы. Андрей Бородин как президент московского банка был против этой сделки: "Я не считал правильным объединение с другим банком. Объединение не несло никакого экономического преимущества. Я был против превращения в московскую контору другого банка". Более того, пакет акций, который принадлежал ему и его партнеру, ВТБ не собирался покупать за запрошенные деньги. Возможно, это и стало причиной начала конфликта. Торг быстро перерос в открытую и жесткую войну. Представители ВТБ объявили, что бывший топ-менеджмент банка кредитовал деньгами банка собственный бизнес, и сейчас этот бизнес на грани разорения, что принесет Банку Москвы огромные убытки. К истории быстро подключились Счетная палата, Следственный комитет МВД, Центральный банк и прочие государственные структуры. Андрею Бородину и его первому заму Дмитрию Акулинину были предъявлены обвинения в злоупотреблении полномочиями. Бородин под предлогом лечения от нервного срыва успел уехать в Лондон.

Новый председатель наблюдательного совета ВТБ Сергей Дубинин заявил в интервью "Огоньку", что Бородин сознательно ухудшил финансовые показатели банка: "Акционер Банка Москвы — правительство Москвы владело 46 процентами этого банка и решило продать свой бизнес, нашло покупателя — банк ВТБ. У менеджмента, конкретно у Бородина и каких-то его компаньонов, с учетом владения через подставные компании и прочее было меньше 25 процентов акций. Сегодня у Бородина официально 4 процента акций. И вот владельцы маленького пакета оказывают боевое сопротивление владельцам 46 процентов и при этом еще утверждают, что происходит рейдерский захват. Сама логика извращенная. В качестве сопротивления начинают ухудшать менеджмент. Есть два аспекта проблемы: как они создали эти риски и как они их усугубили в конце 2010 года. И то и другое, с моей точки зрения, выходит за пределы законности".

Сумма объявленных убытков Банка Москвы постоянно росла. Сначала говорили о нескольких сомнительных сделках по 10-12 млрд рублей, затем сумма предполагаемых убытков выросла до 150 млрд. На прошлой неделе новый президент Банка Москвы Михаил Кузовлев заявил, что общий объем кредитов аффилированным с бывшим топ-менеджментом компаниям оценивается в 366 млрд рублей. Большая часть этой суммы, похоже, ушла безвозвратно. В результате ВТБ запросил помощи для Банка Москвы у государства. Агентство по страхованию вкладов займется санацией банка, выделив на это 300 млрд рублей. ВТБ потратит на поддержку своего приобретения еще 100 млрд рублей — на докапитализацию банка. Крах пятого по величине банка России никто допустить не может, у Банка Москвы — 4,5 млн вкладчиков, 9 млн клиентов, 65 тысяч московских предприятий держат в банке свои счета. Представители ВТБ и новые менеджеры Банка Москвы предъявляют Андрею Бородину несколько основных претензий. Первая состоит в том, что он кредитовал собственный бизнес, то есть банк выделял кредиты тем компаниям, которые так или иначе были связаны с Андреем Бородиным. Вторая претензия связана с тем, что эти кредиты выдавали ненадлежащим образом, без оформления, например, залогов.

Новые менеджеры банка опять обращаются в правоохранительные органы, указывая на факты мошенничества своих предшественников. "Мы имеем достаточно крупномасштабный факт фальсификации отчетности Банка Москвы. Можно долго и регулярно приходить на проверки, получать папки, которые хранятся в одном месте специально для проверяющих",— заявил во время онлайн-конференции в ИД "Коммерсантъ" новый руководитель банка Михаил Кузовлев.

"Когда власть в Москве сменилась, еще не шла речь о том, что ВТБ купит Банк Москвы. Но, видимо, они уже знали от кого-то о предполагаемых переменах в банке, ведь и новое правительство Москвы могло поменять команду в банке, не продавая свой пакет. Поэтому менеджмент начал портить и без того сомнительные активы, например сняли залоги с кредитов. Эти кредиты ушли в область плохих активов, которые по требованиям ЦБ должны быть зарезервированы на 100 процентов, но этого не было сделано. И сейчас они подают это как свое суверенное право. Право на что? На то, чтобы испортить бизнес законным акционерам? Они нарушали принципы корпоративного управления, фальсифицировали протоколы и отчеты, многократно пролонгировали эти кредиты, но без резервирования, показывая в отчетах эти кредиты как надежные. Сейчас ведется следствие, на мое разумение, есть основания говорить об уголовных преступлениях",— считает Дубинин.

"Огонек" обратился за разъяснениями непосредственно к Андрею Бородину, однако он отказался отвечать на наши вопросы. "Вы можете узнать мою позицию относительно ситуации вокруг ВТБ и Банка Москвы на сайте andrey-borodin.com. Все принципиальные моменты освещены там вполне четко",— пояснил Бородин. На сайте он размещает короткие реплики по ходу развития конфликта. Есть там и шестиминутное видео Бородина, возможно, записанное в домашних условиях. "Мы вели консервативную кредитную политику. Я всегда говорил коллегам, что лучше не выдать десять хороших кредитов, чем выдать один плохой. Ни один кредит не выдавался без решения кредитного комитета. Эта консервативная кредитная политика всегда помогала нам выживать",— в таких, довольно обтекаемых выражениях отвечает Бородин на упреки оппонентов. Он избегает прямого общения с журналистами. Правда, после последней публикации ночью мне звонила с претензиями его возмущенная молодая супруга. Ее не устроило наше описание их жизни, но трудно разобраться в истории банкира, который старательно избегает журналистов или прячется за общими фразами.

Михаил Кузовлев настаивает на том, что сомнительные кредиты выдавались офшорным фирмам, без залога и малыми суммами, чтобы скрыть эти кредиты от проверяющих аудиторов Центробанка: "Тот кредитный портфель, о котором мы говорим, решения по нему принимались единолично непосредственно первым вице-президентом Акулининым, который возглавлял департамент инвестиционных активов, и соответственно Андреем Бородиным. В банке мы столкнулись с тем, что даже есть такое собственное понятие — спецы. То есть специализированные компании, в основном в форме ООО, и компании-нерезиденты, в основном зарегистрированные в офшорных зонах. Вот из этого кредитного портфеля на долю последних двух, так называемых ООО-шек, не знаю, в народе их называют "помойками", не хочется никого обижать, и офшоров приходится кредитный портфель где-то в размере 150 млрд рублей. Этот портфель представлен достаточно небольшими кредитами, до 30 млн рублей..."

Еще миллиардов 150 приходится на кредиты работающим предприятиям, только выданы они были без залогов и необходимого обеспечения. В качестве примера в прессе часто называют ЗАО "Инвестлеспром".

— Являясь бывшим президентом Банка Москвы в течение 15 лет, я со всей ответственностью заявляю, что на момент моего ухода из этого кредитного учреждения в нем не существовало проблемных кредитов, тем более такого объема. Банк Москвы являлся стабильно прибыльным банком, на протяжении длительного периода генерировавшим прибыль в размере более 1 млрд долларов в год. Все компании — заемщики Банка Москвы способны самостоятельно обслуживать свою задолженность в условиях нормальной деятельности, — настаивает Бородин. Он убеждает всех, что при покупке Банка Москвы ВТБ должен был все "досконально просчитать, а приобретаемые активы тщательно проверить".

Бывший зампред ЦБ Сергей Алексашенко не видит большой проблемы в том, что кредиты выдавались офшорным компаниям, поскольку "российская экономика очень сильно построена на использовании офшорных схем, это стало общепринятой практикой". В кредитах Банка Москвы, которые выдавались офшорам, нет ничего особенного и нет ничего криминального. Также ничего удивительно нет в том, что банк выдавал кредиты без залогов: "Мы с вами строим отношения, я уже 20 лет являюсь вашим заемщиком, вы про меня знаете все. Вы знаете, как устроен мой бизнес, на чем я зарабатываю. Поэтому в какой-то момент я прихожу к вам за кредитом, вы даете его просто так — без залога. Брать залог или не брать, требовать ли какого-либо обеспечения по кредиту — это на усмотрение банка. Банк все оценивает самостоятельно". Однако Алексашенко подозревает, что "в случае с Банком Москвы освобождение заемщиков от залогов было сделано намеренно и не было обусловлено экономическими соображениями". "Бородин с командой осознанно сделал все это, чтобы поглотители получили "отравленную пилюлю", это известный механизм защиты",— рассуждает Алексашенко. Он убежден, что Бородин, теряя собственный банк, спасал близкие к нему компании, а менеджеры ВТБ действовали в условиях спешки: "Кузовлев признался, что у ВТБ не имелось на руках никаких документов или был очень ограниченный их набор, который передала мэрия Москвы. То есть они от Банка Москвы ничего не получили. Это и называется враждебное поглощение. Они пошли — осознанно или нет — на риск, измерить который просто не могли. Риск оказался гораздо больше, чем они предполагали".

— Некоторые эксперты предсказывают из-за истории с Банком Москвы финансовые проблемы и ВТБ. Но я это исключаю. Принятые меры ЦБ и Агентства по страхованию вкладов (АСВ) снимают риск потери вложений ВТБ в Банке Москвы. Да, нам придется докладывать, вместо покупки банка за 93 млрд рублей мы вложим до конца 2012 года еще 100 млрд. Но мы вложим уже в очищенную структуру. 295 млрд рублей от АСВ создают доход, который закрывает дыры. Мы не собираемся тратить деньги агентства на закрытие дыр, а собираемся заработать доход, который и пойдет на погашение всех проблем,— поясняет председатель наблюдательного совета ВТБ, бывший председатель Центробанка Сергей Дубинин.

Эта история обрастает и разными криминальными подробностями. У нее появляется пока легкий, но все же мистический оттенок. В конце июня в авиакатастрофе под Петрозаводском погиб Дмитрий Маслов, генеральный директор крупнейшего заемщика Банка Москвы — ЗАО "Инвестлеспром". Он был на борту Ту-134 авиакомпании "Русэйр", который 20 июня в 23:40 рухнул недалеко от взлетно-посадочной полосы. "Я опечален новостью о том, что Дмитрий Владимирович Маслов трагически погиб в авиакатастрофе. Потерю Дмитрия Владимировича чувствуют все, кто знал и любил его",— написал на своем официальном сайте Андрей Бородин.

Судьба Банка Москвы сейчас зависит не только от ВТБ, правительства, Агентства по страхованию вкладов. Важно, чтобы Москва не потеряла расположение к этому банку, ведь именно столичное правительство может остановить "золотой дождь", забрав оттуда свои счета. Многих еще интересует, последняя ли это мина из наследия Лужкова или могут обнаружиться новые?




Коммерсантъ
[11.07.2011] / Оригинал статьи






Таможенный союз|CustomsUnion.ru
Ссылка на сайт обязательна

 
  » О проекте    » Контакты    » Реклама    
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100