Таможенный Союз. Таможня. Новости и публикации

Таможня и Таможенный Союз- Лента новостей и публикаций. | Таможня и Таможенный Союз- Карта сайта. | Таможенный Союз | Таможенный Союз
 KAZ _Версия для печати
Какую статистику кладут на стол президенту?

Какую статистику кладут на стол президенту?

Ситуация в государственной информационной политике Казахстана сегодня весьма тревожная и есть основания утверждать, что будущее развитие и стабильность в Казахстане – всего лишь видимость, если она останется на нынешнем уровне

Ярким примером, доказывающим, что госструктуры Казахстана слабо понимают важность информационной работы, являются варианты прогноза урожая зерновых на 2011 год. Так, минсельхоз предсказывает 17—17,5 млн тонн в этом году, тогда как глава государства говорит о 18—20 млн тонн. То есть, разница между двумя официальными прогнозами составляет 0,5—3 млн тонн. По рыночным ценам на зерновые — погрешность составляет от $100—600 млн. Вопрос, кто дает информацию президенту и кто главе Минсельхоза вовсе не праздный? Или президенту на стол кладут совсем другую статистику, а значит, его сознательно вводят в заблуждение? Кто в таком случае будет нести ответственность за недополученные 100—600 миллионов долларов?

Аналитические каракули

Наибольшей проблемой Казахстана как государства является слабо организованная политика в сфере информации. Центральные органы управления, включая президента и правительство страны, не владеют полной информацией о происходящем в стране. Левый берег Астаны полагается на устаревшие методы поиска данных из ненадежных источников.

Следствием является то, что планы развития государства, включая индустриально-, инновационное, социальное, а также в сфере национальной безопасности, опираются на неполные данные, а информационная работа не дает полноценной картины по исполнению важных государственных проектов.

Ощущение, что картина мира, которая видится в Ак орде, нарисована неквалифицированными специалистами радужными и невнятными мазками. Это картина передает не важные детали, а настроение исполнителя, погруженного своими мыслями на создание хорошего настроения у вышестоящего начальства.

Специалисты по организации информационной работы прекрасно понимают, что от их работы зависит принятие решений на высшем уровне. К сожалению, эти эксперты позволяют искажать данные в угоду сиюминутным нуждам своего патрона. Хотя профессионалы должны знать, что основным капиталом аналитика является только его репутация, которая зачастую подрывается из-за намеренного искажения выводов. В Казахстане за редким исключением аналитиков аппарата президента начала 90-х годов нет экспертов, которые могли бы похвастаться стабильной работой, безбедным существованием и некоторой популярностью в узких кругах. Есть еще аналитики, ранее работавшие в Институте развития Казахстана и Казахстанском институте стратегических исследований — однако и те и другие переместились на другие позиции чиновников, отойдя от серьезной аналитики.

Но можно ли считать специалистами тех, чье положение в элите зависит не от качества анализа, а от позитивности их прогнозов? В нашем обществе давно не заливают свинец в глотки гонцов, приносящих дурные вести, однако есть и другие способы прикрыть источник пусть правдивой, но негативной информации.

Дезинформация налицо

Под государственной политикой подразумевается не только распространение информации среди населения, но также сбор и анализ данных из регионов, а также из стран ближнего и дальнего зарубежья. Другими словами, информационная политика — это адекватное информирование руководства страны и граждан о ситуации в республике и мире, а также прогноз кратко- и долгосрочных событий.

В Казахстане этим занимаются множество государственных структур, начиная с ответственных по статистике районных акиматов и заканчивая аналитическими службами министерств и ведомств.

Информационная политика воспринимается чиновничеством однобоко. Министр, аким, а также их советники считают, что имеют право контролировать подачу материала, информационные акценты и факты. Благостные вести о регионе или о Казахстане в целом чаще всего подаются в государственных СМИ, а если в иностранных — то как рекламные материалы.

Не секрет, что в западных странах регулярно выходят статьи о невероятных успехах Казахстана. Замечу, что многие подобные статьи имеют пометку «на правах рекламы». Хотелось бы указать на низкий уровень доверия иностранного читателя, когда Казахстан рекламируют вместе со средствами гигиены на той же странице.

Вместе с этим, госструктуры часто отказываются предоставлять информацию в казахстанские СМИ. Более того, они не имеют понятия о сборе и анализе информации.

Проблема в следующем. Практически любой чиновник воспринимает свое ведомство и выделенный участок работы как личную собственность, которую ему на определенный срок предоставила Астана за «особые заслуги» или за принадлежность к какому-либо неформальному обществу — родовому клану, землячеству или финансово-промышленной группировке.

Именно на этом и базируется информационная политика во многих структурах и регионах: «у нас все хорошо, а что нехорошо — то это не у нас». Будучи подотчетным президенту и правительству, чиновник, например, аким, выстраивает отчеты в Астану не для подачи объективной картины ситуации, а с целью убедить вышестоящее начальство, что он справляется с работой. А именно: у нас прекрасные дороги, низкие цены и все это благодаря мне. Другими словами: «Пожалуйста! Оставьте меня на этой должности еще на два тендера: замену бордюров и починку дорог!»

Государство или совокупность областей и кланов?

Редкий чиновник заинтересован предоставлять в Астану хотя бы реальную информацию о положении дел у себя на участке. На фоне этого в Казахстане выросла система сдержек и противовесов — противоборствующие кланы: политико-экономические группировки и другие неформальные объединения политиков, чиновников с общими интересами. Главным образом, все группировки борются за «доступ к телу» — как они называют информационный контакт с президентом страны. Возможность рассказывать радости и нашептывать гадости. Первому, без очереди и конкурентов, в официальной обстановке и за вечерним чаем.

Глава государства, как правило, заслушивает информационные сводки о событиях в стране два раза в день. Также он доступен для помощников во внеурочное время по поводу экстренных событий. Право втиснуть нужную информацию в эту сводку — дорогого стоит.

А группы предоставляют президенту негативную информацию о противоборствующих кланах с целью дискредитации противника, смещения оппонентов из предприятий и захвата активов, политического влияния в том или ином регионе. Однако они также не заинтересованы в предоставлении объективной информации, потому что имеют целью получение прибыли, а не развития государства. Тем более, они рассматривают население Казахстана как фоновое явление. Неформальные группировки обзаводятся своими СМИ и пытаются создать положительный или негативный информационный фон в зависимости от поставленных задач.

Яркими примерами подобной политики однобокой информационной властных органов могут быть посещения президентом Казахстана новых предприятий в регионах, которые сразу после разрезания красных лент закрываются на ремонт, достройку или разбор-продажу. Или дела по массовым арестам на Хоргосе, задержания и осуждения министров или глав нацкомпаний. Не говоря уже о росте ВВП, инфляции и уровне цен на продукты в регионах.

Из-за активного вмешательства десятка политико-экономических группировок в информационную политику государства через СМИ среднестатистический чиновник реагирует на информацию, как ребенок на речь: не вникая в смысл, а зорко осматривая источник информации. Какая группировка, и с какой целью запустила ту или иную утечку...

Свежим примером является ситуация в Мангистауской и Актюбинской областях. В Мангистау идет битва за кресло акима региона, где местные кланы, нефтяные компании, иностранные олигархи и астанинские чиновники сплелись в многоугольнике взаимной любви и ненависти, запудрили головы рабочим. До этого никого не настораживали ежегодные забастовки на промыслах, невнятная миграционная политика, обособление и формирование отдельного мангистауского общества. Ситуация назревала давно. Она напоминает тупик. Теперь Астане нужно проанализировать всю информацию, чтобы четко увидеть: где есть недочеты местных властей, а где на областные власти давят местные кланы через своих столичных покровителей.

В Актюбинской области при попустительстве астанинских и местных чиновников простых людей подталкивали к религиозному экстремизму. В письмах и комментариях в интернете они жаловались на безработицу, неподотчетность китайских нефтяных компаний, сращивание местного и северокавказского криминала. Были тревожные телеграммы из местных правоохранительных структур об осложняющейся оперативной обстановке в центр. Эти рапорты читали все: центральный аппарат МВД, КНБ, Совет безопасности и администрация президента. Любопытен установленный факт — президенту никто не докладывал об этом: как живут простые люди в Актобе, и почему они верят не местному акимату, а приезжим религиозным проповедникам?

Кому видно, тому и стыдно!

В целом, отношение чиновничества к системе сбора информации хорошо видно по бедственному положение национальной компании «Казинформ», журналисты которой бастуют, чтобы получить зарплату, которая у них и так в разы ниже, чем у частных СМИ. При бюджете чуть менее $2 млн, у национального агентства, ответственного за сбор информации не только в Казахстане, но и по всему миру нет полноценно действующих офисов ни в одной стране мира, кроме Казахстана. Есть мнение, что подобная неразвитость, вкупе с многомиллионным долгом в бюджет — так называемые заслуги корпоративного управления.

Ситуация в других ведомствах, ответственных за сбор информации еще хуже. Бюджеты военной разведки и внешней «Сырбар» больше чем у «Казинформа», однако мы узнаем о задержании казахстанских туристов от узбекских пограничников и то через две недели. Большой привет разведке погранвойск!

Другая, не менее солидная структура, Агентство по статистике, упорно считает, что прожиточный минимум одного казахстанца составляет 16—17 тыс. тенге в месяц... это даже не смешно, а по сути — диагноз. Когда статагентство подает стране информацию о ВВП на душу населения — около $10 тыс. в год, а прожиточный минимум в 16 тыс. тенге — душа поет от счастья за процветающий Казахстан! Вот так работает наш госаппарат со статданными, как пьяный использует фонарный столб: не для освещения, а для опоры.

Ведь полный анализ базируется только на исчерпывающей информации, которой у нас, к сожалению, нет. Зачастую госорганы теряются: где собирать информацию, и по каким критериям? Но так как превалирует принцип выживания чиновника, то сначала формируется доклад наверх, а затем под него подбирается информация.

Иными словами, информация, получаемая из официальных источников, не позволяет оперативно реагировать на возникающие проблемы. Ни в экономике, ни в политике, ни в национальной безопасности.

Нынешняя система сбора и оценки данных по проблемам в экономике, финансовой и социальной сферах опирается на отчеты местных органов. Данная мера превращает доклады акиматов в письма благонадежности и преданности президенту и правительству.

Поэтому аналитические структуры в столице республики заняты главным образом не анализом имеющейся информации, а больше проверкой данных через разные источники. И производством аналитических документов для вышестоящих структур. Опять же имея главной целью сохранение статус-кво.

Вторым этапом искажения и так уже неполных и однобоких данных является вышеназванный анализ информации. Аналитические структуры также находятся под контролем тех или иных чиновников. Поэтому они заинтересованы в предоставлении исключительно тех сводок, которые прибыльны для их кураторов.

Есть информация, что в госорганах практикуются двойные информационные справки: когда один аналитический документ предоставляется для отчетности, а другой- негласно, чуть ли не в единственном экземпляре предоставляется первому руководителю. В неофициальной аналитической докладной рядовые аналитики честно пытаются беспристрастно проанализировать ту информацию, которую получили с мест. Однако даже анализ на основе однобоких, приглаженных данных обычно дает неприглядную картину, которую не подшивают в официальные документы. Напомню, одну из аксиом аналитика Фрэнка Ватанабе: «Анализ не имеет никакой ценности, если его не распространить».

Извращенность аналитических выкладок можно показать на примере многострадального ВВП, который почему-то привязывают к уровню жизни населения, им гордятся и упоминают во всех докладах. Когда чиновники говорят о росте благосостояния народа, они всегда апеллируют к размеру ВВП на душу населения. Однако, как известно экономистам, ВВП никак не относится к размеру среднедушевого дохода и к благосостоянию рядового казахстанца имеет отношение, например, как покупка небоскреба в Дубае бывшим премьером. Или строительство сети гостиниц районным акимом.

Вместе с этим, лица, которые докладывают президенту о ВВП упорствуют, когда пытаются показать, что рост нефтедобычи на 90% иностранном предприятии дает прирост уровня жизни вокруг предприятия. Когда всю нефть продают в оффшор по заниженным ценам, то на разницу покупают недвижимость вне Казахстана. А как знает читатель, для истинного показателя роста промышленности, нам следует вычислять и опираться именно на ВНП (внутренний национальный продукт).

Исходя из местных реалий, можно утверждать, что разница между ВВП и ВНП — это объем безвозвратно утраченных природных ресурсов и недополученной прибыли гражданами Казахстана.

Предварительный вывод

С учетом изложенных тенденций, информационно мы не государство, а совокупность политико-экономических группировок, которые доминируют в регионах или отраслях промышленности. Общегосударственных информационных приоритетов — нет, хотя на бумаге — множество. Информационной стратегией занимаются лица, мягко говоря, неопытные в сфере поиска и распространения информации.

Так как подавляющее большинство высших чиновников никогда не работали на рядовом уровне, им тяжело осознавать то, как часто и какую информацию следует запрашивать со всех уровней — чтобы не просто плохо отслеживать выполнение поручений главы государства, а обеспечить эффективную работу на вверенных им участках. Другими словами, по мнению многих сотрудников левобережья Астаны, булки хлеба растут на деревьях, а когда нет еды, надо кушать пирожные.

При этом ошибочно полагать, что в Казахстане существует дефицит специалистов по работе с информацией. Практически каждый отдельный политик, каждая финансово-промышленная группировка считает своим долгом содержать на свои средства одну-две аналитические структуры, которые подгоняют факты под необходимые тенденции. И в этих аналитических группах работают, в том числе и настоящие эксперты. Вопрос в том, что никакой доклад не доходит до главы государства или правительства в первозданном виде.

Будучи президентской республикой, мы можем надеяться на исправление той или иной ситуации только в случае информирования президента. У нас даже строительство коровника и осеменение КРС пытаются втиснуть в выполнение поручений президента. Отсюда и отдельный жанр политических воззваний — открытые письма президенту. Существование этого жанра, а также внедрение обращений на блог чиновникам — прямой признак недоверия Астаны к существующим информационным структурам. А также это четкое доказательство того, что никакой административный пласт не сдвинется с места без пинка из столицы, и лично от президента.

Рад ошибиться, но в Казахстане пока нет ни одной четко организованной системы информирования президента и правительства, которая могла бы давать картину происходящего с минимальными искажениями. Потому что политико-экономическим группировкам приятно и сладостно докладывать об успехах, почивать на незаслуженных лаврах и обналичивать свое влияние в регионе.

Госорганы и национальные компании, призванные готовить информационные сводки и аналитические доклады, уже долгое время не могут показать должной информационной работы, в том числе из-за нечеткости поставленных задач, неоднородности кадрового состава и отсутствия перспектив работы аналитика, а также четкой реакции высшего руководства.

А неформальные региональные кланы заинтересованы в независимости от Астаны, поэтому, как правило, дезинформируют центральные органы власти победоносными реляциями. Данный факт четко установлен корреспондентами КазТАГ во время визитов в регионы и это признак раздробленности государственной воли и политики. Вместо четкого и ясного информационного поля, политико-экономические кланы играют в свои феодальные игры, призванные отвлечь общественное внимание от расхищения народных богатств. Преемники президента, коррупционные дела, разваливающиеся в суде, экономические свершения — вот наш уровень маскировки реальной ситуации.

Без четкой информационной системы, а ведь Астана сейчас читает иностранные статьи, чтобы узнать реальное положение дел в регионах Казахстана, мы останемся на задворках истории. Столица не идет навстречу Актобе и Жанаозену и довольствуется отписками с мест, а ведь в скором времени актюбинцы и жанаозенцы могут сами придти в Астану, чтобы громко заявить о себе...

Предложения на засыпку

Главное предложение — передать национальные информационные структуры под управление профессионалов, а не родственников высокопоставленных небожителей.

Национальные информструктуры должны быть интегрированы функционально, оставаясь организационно независимыми друг от друга. Финансирование может формироваться за счет республиканского бюджета, заказов от коммерческих организаций и частных лиц.

Цель создания интегрированной информационной службы — население, общественность, правительство должны иметь постоянный доступ к достоверной, своевременной информации по всем аспектам жизни республики и стран, объектов экономических и политических устремлений Казахстана.

Для сбора и анализа объективной информации необходимо пересмотреть информационные приоритеты для всех структур и постоянно их пересматривать не реже одного раза в квартал. Информационные приоритеты по сбору данных внутри страны должны быть в открытом доступе на сайте национального аналитического центра, который необходимо создать в ближайшее время.

Пересмотр информационных приоритетов необходимо осуществить на основе анкетирования всех государственных структур. Органы власти и управления (правительство, территориальные акиматы, парламент, суды, правоохранительные структуры и спецслужбы) обязаны будут предоставлять свои информационные запросы в национальный аналитический центр, который переработает запросы в конкретные задачи. Запросы властных структур — это данные, на основе которых они осуществляют свою деятельность.

Пересмотр приоритетов должен быть осуществлен глубже формальных отписок. Например, статагентство должно инициировать пересмотр стандартов питания жителя села и города с привлечением местных, а также немецких и датских специалистов, приближенных к международному стандарту. Пересмотр реально осуществить в течение четырех месяцев: по месяцу в каждый сезон, в каждом климатическом поясе республики. После установления усредненного стандарта питания информационные структуры смогут отслеживать соблюдение требований местными ведомствами. Специализированные структуры смогут постоянно сравнивать и уточнять данные по прожиточным минимумам, проводить корреляцию между доходами и возможностями граждан.

Приоритеты и задачи, сформированные на основе территориально-отраслевых принципов, будут являться частями полной информационной картины ситуации и тенденций в стране и мире. Для каждого информационного объекта (страна, область, район, отрасль, предприятие) должна быть разработана своя информационная таблица.

Доступ к полученным общим данным будет иметь любой посетитель специализированного интернет-ресурса. Обозначенный поток данных будет иметь большой объем и будет трудоемким для одного ведомства. Поэтому основными инструментами государства по сбору информации должны стать структуры на местах и национальное статистическое агентство. Все без исключения государственные структуры, получающие любого рода данные в рамках своей служебной деятельности, обязаны незамедлительно предоставлять их в основные информационные структуры. В идеале этим должны заниматься нынешние информационно-аналитические отделы в ведомствах.

Статагентство будет собирать данные через свои источники местные акиматы, волонтеров, гражданское общество, блогосферу, а национальный аналитический центр сможет размещать заказы на сбор информации среди частных структур. Размещение подрядов среди частных структур сможет обеспечить альтернативный канал поступления данных. В развитии государства и общества нет мелочей и невыраженных тенденций. Сбор информации в рамках информационной картины должен быть сходен с заполнением емкости песком.

Все специализированные структуры и госведомства должны передавать данные в национальный аналитический центр, который сводит данные и выставляет на интернет-ресурс.

Национальный аналитический центр должен быть обеспечен представительствами в каждом регионе Казахстана, которые будут работать независимо от местных акиматов. Минимальная норма — один информационный сотрудник в одном населенном пункте населением до 1 тыс. человек, до 5 сотрудников при населении до 10 тыс. человек и до 15 сотрудников при населении 100 тыс. человек и более. При недостатке сотрудников в населенных пунктах работа может быть на возмездной основе возложена на частные информационные структуры. Помещение будет выделено из фондов местных акиматов для экономии средств.

Как видится, указанные информационные структуры также должны работать за пределами Казахстана в зоне стратегических интересов республики. Первичный пояс стратегических интересов включает в себя все приграничные, включая морскую границу государства, а также страны с наибольшим товаро-инвестиционным оборотом с Казахстаном.

Это вкратце. Предложенная схема обеспечит главное — большой информационный поток достоверных данных, которыми смогут пользоваться: госорганы, гражданское общество, малый и средний бизнес, любой посетитель специализированного сайта. Это также необходимо для развития частных СМИ республики, чтобы обеспечить им доступ к формированию государственной информационной политики. Потому что самая большая проблема сейчас — это информационная раздробленность страны по регионам, которая реально может перейти в территориальные распри с потерей целостности. Увы, в правительстве мало свежих идей как применять информацию для развития государства и обеспечения его стабильности. И если мы не стянем сейчас все регионы воедино информационной паутиной, то мы потеряем не только время.

Описанная информационная схема как железный лом, будучи забитый в нужное место, сможет обеспечить должную осанку государственной машине. Очевидно, что вышеописанный вариант — схематическое изображение, которое, будучи, применено без ряда деталей и ноу-хау провалится. Детали в изложении плана не упомянуты. Увы, наше чиновничество набило руку на корявой реализации плохо украденных идей.

Главное, что руководству государства необходимо осознать важность информационной работы. Ведь, как говорят мудрые, если ты не являешься частью лечения, значит ты являешься частью болезни...


Расул РЫСМАМБЕТОВ


КазТАГ
[16.08.2011] / Оригинал статьи


Персоналии статьи

Биография Назарбаев  Нурсултан Абишевич фото

Назарбаев Нурсултан Абишевич

Президент Республики Казахстан




Таможенный союз|CustomsUnion.ru
Ссылка на сайт обязательна

 
  » О проекте    » Контакты    » Реклама    
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100