Таможенный Союз. Таможня. Новости и публикации

Таможня и Таможенный Союз- Лента новостей и публикаций. | Таможня и Таможенный Союз- Карта сайта. | Таможенный Союз | Таможенный Союз
 RUS,  KAZ _Версия для печати
Кайрат Келимбетов - Министр экономического развития и торговли Республики Казахстан

Кайрат Келимбетов - Министр экономического развития и торговли Республики Казахстан

Как и в России, главной задачей экономической политики в Казахстане на ближайшую пятилетку станет масштабная приватизация госкомпаний. О том, как Астана собирается избежать российских ошибок, почему Россия и Казахстан должны стать сервисными экономиками для Китая, о китайской экспансии, и об отношениях с Россией, и почему российские компании теряют позиции в Центральной Азии, - рассказал один из ключевых экономистов в команде президента Нурсултана Назарбаева, министр экономического развития и торговли Казахстана Кайрат Келимбетов.

В Казахстане заявлена программа проведения «народных» IPO, в ходе которой будут проданы доли в практически всех госкомпаниях. Чем вызвана необходимость столь масштабной приватизации и как вы собираетесь избежать как российских, так и казахстанских ошибок при ее проведении?

В экономике часто работает принцип маятника. Когда у нас начались рыночные реформы, и в Казахстане, и в России, одной из главных задач была приватизация - широкомасштабная, массовая, пиковая, ваучерная. На тот момент это был наиболее быстрый способ перевести экономику из государственной формы собственности в частную.

И там уже кто становился более удачливым или предприимчивым, тот в итоге и становился собственником. В сухом остатке у нас появились собственники. Какие-то иностранные, какие-то собственные. Кто-то оказался эффективным, кто-то нет. Кто-то разбогател, кто-то не разбогател. Но в целом ясно, что тот, кто хотел стать собственником, он такую возможность получил, кто хотел работать по найму - работает по найму.

Если в каких-то странах на этот процесс ушли сотни лет, то нам понадобилось два десятка. И сегодня получилось, что в Казахстане, на мой взгляд, это сделали лучше других, поскольку мы сумели привлечь инвесторов в стратегические сектора экономики и построить свою систему экономического развития.

Но теперь сложилась ситуация, когда государства стало слишком много. Образно говоря, куда не пойдешь - везде «Самрук Казына». То есть в один период ослабили регуляторы, которые нельзя было ослаблять, недосмотрели за монополистами, за инфляцией, в другой период - государства стало много, и никто уже не хочет бизнесом заниматься. Ну зачем? Если надо просто крутиться где-то вокруг «Самрук-Казыны». Есть хорошие отношения, значит, жизнь налаживается, нет - ну, не повезло.

Но надо находить золотую середину. Вот для ее достижения нужно включить сейчас определенные механизмы приватизации. Главный лозунг экономической политики в Казахстане на ближайшие пять лет - это масштабная приватизация. В случае больших национальных компаний это касается глобальных инвесторов, в случае компаний поменьше - местных инвесторов. На мой взгляд, граждане уже понимают, что свои деньги надо связывать с экономикой своей страны, тем более что мы всегда говорили в Казахстане о программе «голубых фишек».

Это же была с конца прошлого тысячелетия «голубая мечта» главы Нацбанка Григория Марченко…

Да. И сейчас эта мечта на стадии реализации. Мы наняли самых продвинутых консультантов - Citi, UBS, юридических, PWC. Аудиторы посмотрели и, образно говоря, прошерстили наши компании. И мы готовы начиная со второго квартала 2012 года запускать процесс приватизации уже конкретных компаний. Речь идет о компаниях, входящих в фонд национального благосостояния «Самрук-Казына».Когда у нас начались рыночные реформы, и в Казахстане, и в России, одной из главных задач была приватизация - широкомасштабная, массовая, пиковая, ваучерная. Если в каких-то странах на этот процесс ушли сотни лет, то нам понадобилось два десятка

В его составе есть мегакомпании - это 10–12 национальных компаний, и есть их дочки. Естественно, возникает достаточно много опасений. Как, например, в случае с акциями ВТБ, где что-то купили, а цена обрушилась. А мы живем в достаточно непонятных циклах - нефтяных, финансовых кризисов и многого другого. Поэтому мы достаточно четко прорабатываем аспекты, связанные со стоимостью компаний. Как цены будут себя вести, будут колебаться или не будут,- большой вопрос.

Называть точный перечень компаний я сейчас не буду. Концептуально они будут разделены на четыре группы: одни будут приватизироваться в 2012 году, есть те, которые будут выводиться на рынок в 2013 году. То есть процесс будет идти еще и по мере готовности компаний к IPO.

Необходимо упорядочить все бизнес-процессы внутри компаний, финансовое положение. Мы посчитали, кому интересно будет покупать, какой объем рынка. У кого, как говорил Василий Шукшин, «деньги жгут одно место». Прежде всего, это рассчитано на частные и государственные накопительные пенсионные фонды. Когда мы говорим «народное» IPO, то прежде всего имеем в виду именно их.

Еще один серьезный вопрос: какие компании выводить на рынок? Дочерние или холдинговые?

До сих пор это вопрос, скажем так, повисший в воздухе. Я выскажу свою точку зрения. «Народное» IPO на первоначальном этапе - это небольшой объем денег. И главная задача, политическая, заключается в том, чтобы распределить с населением часть дохода от роста активов. То есть наша экономика растет, наши «голубые фишки» растут, и население тоже участвует в up-side. Президент дал на эту тему очень жесткие поручения.

То есть получается, что это не экономическая, а социально-политическая задача?

Не совсем так. Она и экономическая. Мы привлекаем своих инвесторов, которые неизвестно где бы держали деньги. Либо в спекулятивный сектор их пускали, либо вообще за границей. Мы же хотим, чтобы внутреннее фондирование пошло в развитие наших национальных компаний. Это экономическая задача. Другое дело, какие это будут объемы, как это будет расти, это жизнь покажет.В Казахстане сложилась ситуация, когда государства стало слишком много. Образно говоря, куда не пойдешь - везде «Самрук Казына», и никто уже не хочет бизнесом заниматься. Ну зачем? Если надо просто крутиться где-то вокруг «Самрук-Казыны»

И дочерние компании, такие как «Казтрансойл» или «Грузовые перевозки Казахстан Темир Жолы», под это подходят. Они прозрачные, с раздельным учетом, с какой-то своей историей. То есть всем ясно, о чем идет речь. Поэтому, когда мы говорим о «народном» IPO, там на начальном этапе достаточно небольшой пул инвесторов будет участвовать.

Даже если позже какие-то институциональные инвесторы перекупят их на вторичном рынке, то, в общем, это нестрашно, поскольку будет предложен достаточно небольшой объем - 10–15% акций компании. Более того, если граждане через два-три года захотят продать свои акции, то почему бы нет?

И все-таки будут какие-то временные ограничения для сделок по этим бумагам на вторичном рынке?

Думаю, что будут. Будут какие-то механизмы, которые на какой-то срок ограничат обращение, но совершенно ясно, что в какой-то период неизбежно появятся профессиональные инвесторы. И это нормально, это же рынок. Теперь давайте поговорим о том, что будет после. Как правило, такие «народные» IPO являются частью большого IPO. Что такое большое IPO - это привлечение глобальных инвесторов.

С учетом того, что у КМГ, «Казатомпрома», КТЖ, например, будут огромные инвестиции впереди, связанные у КМГ - с Кашаганом, у «КТЖ» - со строительством новых скоростных дорог, вот тогда эти холдинговые компании, должны привлекать глобальных инвесторов. Для них конъюнктурные колебания цены - нормальная ситуация, и они по этому поводу не переживают. Это для участников народного размещения может быть проблемой. И деньги там нужны другого порядка. Тому же КМГ в перспективе нужны десятки миллиардов долларов.

Когда начнется глобальное IPO?

Не раньше 2015 года. Во многом по объективным моментам, поскольку пока нет окончательной ясности со второй фазой Кашагана, до 2015 года, как минимум, будут ощущаться последствия «Фукусимы». И до 2015 года у нас должны пройти системные реформы в естественных монополиях, таких как КТЖ. После мы выходим на глобальные IPO, но с учетом того, что я говорил ранее по «дочкам», для глобального инвестора стоимость будет понятна.

Где, на ваш взгляд, должны размещаться компании - в Лондоне, Гонконге? Насколько интересна Москва как площадка для размещения? И как вы оцениваете идею создания международного финансового центра в Москве?

Когда мы говорим о международном финансовом центре, надо отчетливо понимать, что есть два глобальных финансовых центра - Нью-Йорк и Лондон. Но есть и другая категория - назовем их международными центрами. Это Гонконг, Сингапур, Малайзия, Дубай. Шанхай становится таким центром с учетом IPO огромных китайских госкомпаний.

Я считаю, что Москва тоже может стать таким центром. Все предпосылки для этого есть. Во-первых, российская экономика в десятке крупнейших экономик мира. Во-вторых, Восточная Европа частично тяготеет к Москве, хотя есть конкурент в лице Варшавы. В-третьих, есть потенциал собственно российских компаний. В этом смысле Москва естественный международный финансовый центр. Но важно работать, чтобы не получилось так, что Москва останется финансовым центром только Таможенного союза.

Или ЕЭП…

Само собой и ЕЭП. Это даже не предмет дискуссии. По определению Москва - финансовый центр Таможенного союза. С этим никто даже не спорит. Вопрос просто в том, что если Москва хочет конкурировать в перспективе с Гонконгом для российских или восточноевропейских компаний, то, с одной стороны, есть много позитивных факторов - политическая воля, размер экономики, инвестиционный потенциал.

Но есть и много препятствий. Самое главное из них для инвесторов - это надежность для инвестиций. Это - англосаксонское право и международный арбитраж вне Казахстана, вне России. Чтобы возможность апеллировать или спорить была экстерриториальной. Если это все обеспечено, тогда будет, несомненно, успех. Если мы будем говорить, что наши суды внимательно и тщательно рассмотрят ваши проблемы, то и ответ будет соответствующий.Россия хочет быть сервисной экономикой для Европы, но почему-то не хочет играть ту же роль в Азии, но у вас же в гербе двуглавый орел, и одной головой он может все-таки смотреть на восток: по крайней мере нельзя поворачиваться к нему спиной

Сейчас инвестор приезжает в Дубай и говорит: вот у меня контракт по англосаксонскому праву, и если вы меня, грубо говоря, кидаете, то я вас в Стокгольме или еще где засужу. Он спокоен, поскольку есть понимание, почему и как здесь все это работает. Если есть политическая воля это создать, будет успех. Что касается того, будем ли мы иметь возможность привлекать деньги из Москвы? Если жизнь заставит, то какая разница, с каких рынков привлекать деньги. И мы хотим, чтобы бумаги наших компаний котировались и на российском рынке.

Как это соотносится с создаваемым в Алма-Ате региональным финансовым центром (РФЦА)?

Здесь нет никакого противоречия и конфликта интересов. РФЦА - часть финансовой архитектуры, которая обслуживает регион: Центральную Азию, Казахстан, может быть, южные области РФ. Таких площадок в мире много - Цюрих, Франкфурт. Они должны быть там, где это удобно. Это с одной стороны.

А с другой - РФЦА мог в силу исторических, культурных, религиозных причин взять на себя специализацию по исламскому финансированию, его развитию в ТС. Все органично вписывается, можно сделать центр для исламских банков, которые будут работать на рынке СНГ. Алма-Ата для этого подходит.

Но чтобы конкурировать, чтобы исламские банки позвать, нужно иметь соответствующее законодательство. Но много будет зависеть от того, насколько успешно развиваются наши экономики. Если наши страны являются привлекательными для инвесторов, соответственно, та финансовая инфраструктура, которую мы предложим, будет интересна.

Создает ли нынешний объем китайского присутствия в экономике Казахстана угрозу для безопасности страны? И какой вы видите конечную цель Пекина? Это просто способ обеспечения доступа к сырью для китайской фабрики мира или все же экспансия?

Опасений, что происходит ползучая китайская экспансия, я не разделяю - ни по цифрам, ни по тенденциям. На сегодняшний момент торговый партнер Казахстана номер один - ЕС, второй - Россия, третий - Китай. По нефти китайские компании в рамках СП с казахскими участниками осуществляют около 20% добычи. Плюс через нас проходит газовая труба из Туркменистана, к которой присоединяется наш газ. Но на трех крупнейших месторождениях - Тенгиз, Карачаганак, Кашаган - у нас международные инвесторы. Так что я бы говорил о рисках и возможностях.

Есть риски, если что-то неправильно делать. Но есть и возможность получить доступ к ведущему драйверу мировой экономики. Миру надо еще осознать, как это, когда кто-то догоняет Америку и 30 лет растет темпом 10% в год. Но это происходит. Это факт. И этот факт у нас под боком.

Возвращаясь к IPO. Где мы будем размещаться. В силу развитости рынков это уже какой-то больше гипотетический вопрос. Можно эмитировать бумаги на Казахстанской фондовой бирже, но технически делать это одновременно и параллельно с Лондоном, Гонконгом, Москвой. Вопросов нет. Если говорить о предпочтениях по типу инвесторов, то нефтегазовые, горнорудные - это специфика Лондона и Гонконга. Что-то предложить Москве - это обсуждаемо. Но опять-таки это будет зависеть от того, каких инвесторов мы хотим получить. Те же российские инвесторы могут прикупить и в Лондоне, и Гонконге, если им нужно. То есть здесь нет никакой геополитики. Вопрос технический.

Если раньше у нас все компании сначала шли в Лондон, потом, когда он чуть-чуть зазабарахлил во время кризиса, начали думать про Гонконг. Я думаю, что все компании должны иметь возможность делать IPO там, где выгоднее, интереснее, быстрее, надежнее. Но чтоб развивать свой рынок, надо делать это на своей бирже. Это не конкуренция, а возможность предоставить в первую очередь своему населению доступ к обладанию ресурсами компаний, которые принадлежат государству.

А стать сырьевым придатком Китая вы не боитесь?

Нет ничего зазорного в том, чтобы быть сервисной экономикой. Надо просто честно смотреть, на какие рынки страна может поставлять свою продукцию.

Возьмем уран. Мы одни из крупнейших мировых поставщиков. И куда нам его поставлять? В Европе, кроме Франции, он после «Фукусимы» уже не нужен. У России есть свой уран. Куда нам поставлять? Остаются Китай и Индия.

Теперь возьмем металлы. Куда поставлять? Только в Китай. При этом Казахстан все же диверсифицирует рынки сбыта. А Россия, похоже, хочет быть сервисной экономикой для Европы, но почему-то не хочет играть ту же роль в Азии.

Экспорт российского сырья почти полностью идет в ЕС. Но у вас же в гербе двуглавый орел. И одной головой он может все-таки смотреть на восток. По крайней мере нельзя поворачиваться к нему спиной.



National Business
[22.08.2011] / Оригинал статьи


Персоналии статьи

Биография Келимбетов Кайрат Нематович фото

Келимбетов Кайрат Нематович

Министр экономического развития Республики Казахстан

Организации статьи

Самрук-Kазына - история, фото

Самрук-Kазына

АО «ФНБ «Самрук-Kазына»




Таможенный союз|CustomsUnion.ru
Ссылка на сайт обязательна

 
  » О проекте    » Контакты    » Реклама    
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Источник: http://www.tottenham-today.ru.