Таможенный Союз. Таможня. Новости и публикации

Таможня и Таможенный Союз- Лента новостей и публикаций. | Таможня и Таможенный Союз- Карта сайта. | Таможенный Союз | Таможенный Союз
 RUS _Версия для печати
Землю понесли в суд

Землю понесли в суд

В российском селе начался новый передел собственности

В России 402 млн гектаров сельхозугодий, из них 115 млн составляет пашня. За последние десять лет треть плодородной земли (42 млн га) выведена из оборота - используется не по назначению или заброшена.

Этому решено положить конец. В июле нынешнего года вступили в силу поправки к Земельному кодексу, согласно которым у нерадивых собственников начали изымать землю. Какие перемены ожидают российское село в связи с новым переделом собственности?

День граненого стакана

Из конца в конец улицы, по колдобинам, иссушенным до состояния гранита, зигзагами движется женщина с бидоном. Застолье на бревнах у забора Тимохи Свистунова, замирает. На лицах - смесь интереса и тревоги.

- Не донесет, - нетерпеливо выдыхает сосед Свистунова, Юрочка, порываясь вскочить на помощь.

Наконец женщина добирается до цели, торжественно ставит бидон на землю. У-фф! Из-под крышки вонь убойная, но мужики пьют, нахваливают бражку.

"Всё, теперь завелись на неделю", - доверительно говорит корреспонденту Дмитрий Ивашкин, самый трезвый в компании и самый интеллигентный, учитывая его бывшую профессию киномеханика. Кина в Малевке нет уже двадцать лет, но манеры, похоже, не пропьешь. Дмитрий ходит на гулянки с собственным стаканчиком "под хрусталь" и выпивает не залпом, а медленно, по глоточку, отставляя в сторону мизинец. Так пили аристократы в его любимых фильмах.

Интересно, по какому поводу в деревне праздник? Собравшиеся силятся вспомнить.

- Сёдня день граненого стакана, - важно говорит Наталья, и все смеются ее находчивости.

В принципе, повод у Малевки есть. Вступило в силу решение Богородицкого районного суда Тульской области о лишении здешних собственников земельных участков общей площадью 2420, 62 га. Исковое заявление о ненадлежащем использовании земли бывшего сельхозкооператива "Малевский" еще в сентябре прошлого года подал областной департамент имущественных и земельных отношений. Суд тянулся-тянулся - и вот ответчиками признаны 284 собственника земельных долей, которые в течение 16 лет не пахали, не сеяли и вообще никак не распорядились свом имуществом. Но особых переживаний "лишенцы", похоже, не испытывают.

- А чё переживать? - рассуждает Тимофей Свистунов, не старый еще мужик, в добрые времена служивший бригадиром отделения. - Область обещает инвестора. А самим - нет, это невозможно. Во-первых, многие уже отвыкли работать. Во-вторых, тракторов нету, коров еще в 96-м поели.

Выпили за ожидаемый приход богатого инвестора в их тьмутаракань.

- Властям давно надо было подыскать нам хозяина, - подхватывает тему Николай Семенов. - Да хоть рейдера! Чтоб скупил у нас эти несчастные паи. Вон у меня свояк: толкнул девять гектаров за десять тыщ, галош накупил, вся семья в новых ходит. А мы за свою кровную землицу ни копейки не получили, еще и в суде страху натерпелись.

Инвесторы и рейдеры почему-то обошли стороной Богородицкий район. А вот, допустим, Чернский, где расположен знаменитый тургеневский Бежин луг, окучили так, что из 27 хозяйств на плаву осталось одно - в Поповке. Остальные разорены.

- Так нам и надо, - тоскливо стонет в пространство отставной киномеханик. - Не захотели поднапрячься - пусть так и будет. Всё равно крестьяне никому не нужны. Одно непонятно: как они, - показывает глазами вверх, - собираются прожить без сельского хозяйства?

Запрячь олигарха

Я слышала этот стон сотни раз. Особенно в Ярославской, Тверской, Калужской областях, где массовое обезземеливание крестьян стало почти обыденным. Какие претензии к властям? Земля, как и положено по закону, в обороте. Почему же только и слышишь: "Так нам и надо..."?

- Люди мучаются, - пояснил корреспонденту общие настроения председатель калужского колхоза Петр Рябовичев. - Где были поля - теперь коттеджи, на месте пастбищ - площадки для гольфа. Это правильно? Должны были догадаться, чем закончится эта купля-продажа. Или рассчитывали запрячь олигархов, которые будут пахать вместо колхозников?

Собственный опыт Мещовского района Калужской области, похоже, накрепко убедил местных аграриев, что "олигархи" приходят в деревню вовсе не за тем. В районе скуплено больше трети из 65 000 гектаров пашни. Новых собственников - тринадцать. Их почему-то величают "инвесторами", хотя тех, кто вложился в производство, можно пересчитать по пальцам одной руки. Остальные годами держат землю "про запас". Поля новых мещовских латифундистов не очень-то отличаются от бывших колхозных, не скупленных еще земель. У одиннадцати сельхозпредприятий хватает сил обработать в общей сложности 6000 га, остальное брошено. О причинах можно не спрашивать, любой председатель в два счета докажет, что развернуться колхозам не дает бедность.

А что мешает "инвесторам"?

- Я бы сказал, кто они на самом деле, - усмехается Рябовичев. - Но имена такие, что лучше не связываться. Некоторые из телевизора не вылезают, "болеют" за разбазаренную землю-матушку. У меня нервов не хватает: а зачем ты сам сюда лезешь? Разводить медведей в клетке? И впрямь, экзотики в районе хоть отбавляй. Люди почем зря кроют новых хозяев. И не поймешь, то ли от обиды, что обманули их надежды на райские сады, то ли оттого, что с землей продешевили. В свое время пай (11 га) продавали за десять тысяч рублей, а сейчас его можно толкнуть за несколько тысяч долларов.

Фермера оставили без штанов

Вопрос - зачем вообще продавали, а не развернули на своей земле собственное дело - кажется крестьянам настолько далеким от жизни, что его даже стыдно задавать.

- Вам, городским, хорошо говорить, - попеняла корреспонденту жительница пошехонской деревни Кладово Светлана Кукушкина. - А что я сделаю простой лопатой?

В ее бывшем колхозе "Путь Ленина" аж с 1994 года ни семян, ни солярки, ни техники. И земли нет - распродана. Люди маются от безделья. Хозяин как в воду канул.

- Мы его и не знаем, - призналась Кукушкина. - Паи скупали доверенные лица. Первыми побежали оформляться наши руководители. За пай платили прямо на месте: ставишь подпись за отказ от своих гектаров - и двадцать тысяч твои. Мы таких денег сроду не видали, у нас зарплата была тысяча. Рады были ухватиться...

Не все ухватились, трое бывших колхозников не отдавали паи ни за какие деньги. Хотели сложить свои гектары и на паях фермерствовать. Из этого ничего не вышло, хотя мужики работящие и непьющие.

- Первое, с чем столкнулись, - полное отсутствие техники, - рассказывает бывший колхозный агроном Виктор Зоркальцев. - Кредит в банке, чтоб тракторишко купить, не дают, нужен залог. Землю не заложишь - она не отмежевана, не зарегистрирована. За это надо выложить по 40 тысяч рублей. Откуда у нас такие деньги? Отмежевали мне 11 гектаров возле леса, березняк по грудь - на, Витя, фермерствуй людям на смех. А вообще я вам так скажу, - подводит итог Зоркальцев. - Не реформа это была, а сплошное издевательство. Зачем надо было делить паи? Колхозы тогда еще дышали, лучше бы отдали ее в аренду тем, кто хотел работать. А так крестьянство просто добили как класс.

Земельными паями в 1992 году наделили 112 млн селян. За эти годы в фермеры выбились всего 4%. Треть обладателей наделов к сегодняшнему дню вообще не найдешь - умерли, уехали, не оставив адреса. Еще 20% владельцев - учителя, медики, библиотекари, культработники, которые ждали, когда найдется арендатор, который будет платить им дивиденды. Во многих местах, особенно в Сибири и Нечерноземье, так и не нашлось желающих вкалывать на бюджетников, земля заросла.

Но, например, на плодородном Ставрополье людям повезло. Здесь традиционно крепкие сельхозпредприятия и сильные фермеры, нарасхват арендующие паевые земли. Владельцы сдают их на выгодных для себя условиях: за пай (11 га в среднем) можно получить 4 тонны зерна ежегодно, плюс бесплатная вспашка огородов, плюс молоко по 5-6 рублей за литр, мясо - по 30-40 руб. кг.

Московские толстосумы, по словам замминистра сельского хозяйства края Анатолия Куценко, не прочь скупить ставропольские пашни, но крестьянам это невыгодно. На сегодняшний день в регионе к новым собственникам перешло всего 10% долей.

Отобрать и поделить

Вступивший в силу закон об изъятии земель в массовом сознании так и воспринимается - как справедливое наказание обнаглевшим перекупщикам. Один из разработчиков нового закона публично заявил: "Это принято для тех, кто скупал недорого сельхозземли - десятками и сотнями гектаров для будущей перепродажи, кто на этой земле ничего не пахал, не сеял".

Формально под угрозой отчуждения находится довольно много участков. Минсельхоз говорит о 20 млн га, используемых нецелевым образом. Больше всего таких в Московской и Ленинградской областях. И здесь же, как ни странно, больше всего "фермерских" хозяйств. Самый простой способ получить в собственность несколько гектаров - оформить крестьянское хозяйство и под это взять участок из земель сельхозназначения, утверждают депутаты Мособлдумы. - Разумеется, их не обрабатывают, а просто держат с расчетом на перевод в земли поселений и последующей продажи под дачные участки. Вокруг столицы, например, две трети сельхозугодий принадлежит четырем десяткам крупных землевладельцев. Занимаются сельским хозяйством единицы. Остальные, по выражению сенатора Сергея Лисовского, "обыкновенные спекулянты".

Однако загнать спекулянтов в расставленный законом капкан не удается. В Подмосковье Россельхознадзор подал в суд иск об изъятии земли у одного из нерадивых собственников - и получил отказ. Ответчик "на голубом глазу" заявил в суде, что у него не поля, а залежи. Судьи взяли справочник по земледелию и вычитали, что залежи могут лежать без движения 15 лет. У ответчика срок еще не вышел...

- Четких критериев "заброшенности" земли не существует, - говорит юрист Илья Новиков. - Должно быть специальное приложением к закону, но его пока нет.

Есть способы обойти закон, говорят эксперты. Например, земля под угрозой, если она не обрабатывалась три года. Можно раз в три года "перепродавать" участок карманной фирме, либо вспахивать одну сотку из тысячи гектаров - и уже считаешься "эффективным собственником".

В принципе, да - возлагать большие надежды на то, что новый закон окоротит латифундистов, не стоит. В нем содержатся практически те же нормы, что и в статье 284 Гражданского кодекса и 7 главе Земельного кодекса, которые допускают лишение прав собственности на землю. На практике они не применялись, потому что механизмы реализации четко не прописаны. Если уж крупную рыбу, по мнению экспертов, не достать, то закон сполна отыграется на мелкой. Региональные суды сейчас буквально завалены исками к фермерам, имеющим по 20-40 га, и к крестьянам, не сумевшим распорядиться паями. Активность порой такая, что складывается впечатление: им во что бы то ни стало надо отличиться перед главой государства, осенью прошлого года велевшим навести порядок в земельных отношениях. Доходит до курьезов. В селе Андреевка Омской области жители в свое время отдали земельные паи в аренду фермеру, но он перестал выплачивать им дивиденды, бросил работать. Крестьяне написали жалобу на нерадивого кормильца. Между тем выяснилось, что ответственность за необработанные угодья несут их владельцы. Жителям деревни грозит крупный штраф. Старики теперь рады бы отдать участки просто даром, но никто не берет. То же самое в Кировской, Новгородской областях, Пермском и Приморском краях: власти поспешили отобрать землю у неэффективных хозяев, а "эффективных" уже года два найти не могут, бурьян на полях крепчает.

- Мне кажется, идет чисто советский процесс насильственного возрождения сельского хозяйства, - считает доктор экономических наук Николай Никулин. - А надо ли спасать его поголовно во всех российских регионах? Зерно и молоко на периферии страны получается абсолютно золотым. Но в целом сельхозпроизводство в России растет. За счет чего? Лучшие предприятия у нас в Черноземье, на юге и в республиках Поволжья. Поддерживать надо их, а также пригородные хозяйства, расположенные вокруг крупных городов. Посмотрите: возле Костромы надои 5 тыс. литров, а чем дальше от центра, коровы недотягивают и до двух тысяч. Почему? Инвестиции не идут, предприятия дышат на ладан. За счет бюджета им помогать бесполезно. Но там хорошая природа, возможности для отдыха. Отдайте земли под те же дачи и дома отдыха. Уверяю вас, в худшую сторону на экономике сельского хозяйства это не скажется, - считает ученый.

Однако процесс идет так, как идет. Например, в нерентабельное сельское хозяйство Новосибирской области в 2011 году вложили 1,8 млрд рублей из областного бюджета и 1,3 млрд - из федерального. По необъяснимой странности, именно в этом неплодородном регионе впервые в России начали отбирать землю у крестьян. По решению суда еще в прошлом году по 25 гектаров отнято у фермеров из Татарского и Искитимского районов. Возможно, это чистая случайность, но оба участка расположены в привлекательных для отдыха местах.

- По моим прикидкам, спекулянты получили около трети сельхозугодий области, - комментирует земельный девелопер Андрей Головин. - Приблизительно столько же приобрели те, кого принято именовать теперь эффективными собственниками.

Это крупные агропредприятия, которые и будут на самом деле вкладывать деньги, предоставлять рабочие места бывшим владельцам паев. Но к ним, подчеркнем, отошла только треть земель.

Прогноз на завтра

Возможно, это не худший поворот для села, если, конечно, он обойдется без кровопролития, как это уже не раз случалось в России. Но есть и еще одна проблема.

- Не факт, что там, где много заброшенных земель, появятся инвесторы, готовые их обрабатывать, - прогнозирует профессор Всероссийского института аграрных проблем и информатики Наталья Шагайда. - Нет ответа и на вопрос: что будет делать государство с "отнятыми" массивами?

Похоже, государству вообще невыгодно изымать землю у частных собственников, так как оно получает не готовый бизнес, а огромные территории, которые до сих пор непонятно как развивать. К тому же у государства явная нехватка материальных и людских ресурсов, чтобы заниматься переделом земли системно. Поэтому борьба развернется за самые лакомые куски, а чиновники будут действовать как бизнесмены. Сколько земель при этом прилипнет к "нужным" рукам, кому они в результате достанутся, равно как и общую коррупционную емкость земельной ревизии никто, естественно, подсчитать не может.

Одно можно сказать определенно: для массы крестьян эта процедура пройдет практически безболезненно. Ну, погорюют некоторые, что не сумели вовремя продать свой земельный пай, другие поплачут, что явно продешевили, сбывая землю за копейки. Ну, так от этого горя в России есть верное средство. Вон, в Малевке, попили бражки - и всё как рукой сняло.



Людмила Бутузова


Российская газета
[05.10.2011] / Оригинал статьи






Таможенный союз|CustomsUnion.ru
Ссылка на сайт обязательна

 
  » О проекте    » Контакты    » Реклама    
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100