Таможенный Союз. Таможня. Новости и публикации

Таможня и Таможенный Союз- Лента новостей и публикаций. | Таможня и Таможенный Союз- Карта сайта. | Таможенный Союз | Таможенный Союз
 BLR,  RUS,  KAZ _Версия для печати
«Таможенный союз и СНГ — две руки одного человека»

«Таможенный союз и СНГ — две руки одного человека»

Андрей Кушниренко — об экономической интеграции в СНГ

В Москве прошло заседание экономического совета СНГ на уровне вице-премьеров. О том, как идет экономическая интеграция на постсоветском пространстве и почему Содружество Независимых Государств будет нужно и во времена Евразийского союза, директор экономического департамента исполкома СНГ АНДРЕЙ КУШНИРЕНКО рассказал корреспондентам “Ъ” ЕЛЕНЕ ЧЕРНЕНКО и АЛЕКСАНДРУ ГАБУЕВУ.

— Какие сейчас приоритетные направления в экономической интеграции в СНГ, как по ним осуществляется работа, как она строится?

— Очевидно, что приоритетными направлениями экономического сотрудничества являются те сферы экономики, которые объективно склонны к интеграции. Это энергетика, транспорт, связь, торговля, сельское хозяйство. Они изначально обречены на интеграцию. И есть еще ряд сфер, которые тоже очень хорошо бы интегрировать, но где пока не все идет так гладко. Прежде всего, это машиностроение, научно-техническое сотрудничество и инновации.

— А почему именно в этих сферах?

— Тут целый комплекс разных причин. Скажем, в области инноваций и новых технологий требуются большие взаимные усилия и по укреплению сотрудничества, и по наращиванию национальной инновационной инфраструктуры. Дело в том, что потенциал наших стран в области новейших технологий, будем говорить откровенно, во многом еще отстает от уровня мировых лидеров. Чтобы ликвидировать или хотя бы сократить это отставание, нужно еще очень многое сделать в сфере инноваций на национальных уровнях, и тут весьма важны объединенные усилия всех стран СНГ. Конечно, при этом возникают различные практические вопросы. Каков будет вклад каждой из сторон? Кому будут принадлежать результаты совместных разработок? Как и где их внедрять? Но все признают, что без интеграции усилий, без сотрудничества здесь не обойтись.

— Что не так с машиностроением?

— К сожалению, те кооперационные связи, которые были во времена СССР, во многом выстраивались на основе неэкономических соображений. Крупные заводы строили в различных точках страны исходя во многом из соображений укрепления национальной безопасности, обеспечения занятости населения. Но при этом вопросы наличия сырьевой базы, потребителей продукции, транспортной логистики, нагрузки на инфраструктуру и окружающую среду зачастую оставались в стороне. И когда мы перешли в рыночную экономику, то естественно, что многие из прежних связей были разрушены.

Многие производители переориентировались на совершенно другие внешние связи. А новые связи еще не возникли. И если в области инноваций есть общее понимание, что нужно объединять усилия, то в области промышленной политики такое понимание еще только вырабатывается. Не всем деловым кругам понятно, почему, например, автозаводы Центрально-Азиатского региона надо кооперировать с белорусскими или украинскими. Добавьте сюда то, что за 20 лет многие производства, к сожалению, фактически умерли. Так что здесь предстоит воссоздать еще очень многое.

— А как вообще строится интеграционная работа? Кто предлагает направления и проекты?

— «Приводные ремни» интеграции могут быть разные. Прежде всего, это страны СНГ, которые регулярно выступают с различными инициативами. Вот, например, на недавнем заседании экономического совета, о котором у нас идет речь, Россия выступила с инициативой определить оператором межгосударственной программы инновационного сотрудничества стран СНГ фонд «Сколково». И это предложение было принято.

Кроме того, у нас есть органы отраслевого сотрудничества. Каждый из них — это совместный совет по какому-то отраслевому направлению. Он может иметь статус консультативного, межгосударственного или межправительственного. Таких советов у нас в экономической сфере создано 39. Из них 31 активно работает. Заседания советов проходят регулярно — один-два раза в год. В них, как правило, участвуют руководители ведомств и представители делового сообщества. Что весьма важно, бизнесмены зачастую знают реальную жизнь, экономическую практику лучше, чем чиновники. Отраслевые советы генерируют идеи, разрабатывают различные проекты, программы взаимодействия в той или иной сфере. Предлагают проведение конкретных мероприятий. Приведу пример — программа гармонизации тарифной политики железнодорожного транспорта. Если вы определяете тарифы только в расчете на себя, на своем кусочке дороги, то невольно можете сделать их либо необоснованно привлекательными, либо настолько непривлекательными, что возникнет угроза не только для вас, но и для соседей: владельцы грузов могут либо перейти на другие виды транспорта, либо вообще выбрать маршруты через другие страны. Согласование железнодорожных тарифов, их гармонизация, которой мы занимаемся уже 20 лет, позволяют избежать подобных последствий.

Подготовленные отраслевыми советами программы обсуждаются с помощью исполкома СНГ в государствах и затем выносятся на рассмотрение экономического совета СНГ на уровне вице-премьеров, либо на рассмотрение совета глав правительств и в особо важных случаях — совета глав государств СНГ.

— Эти программы подписываются всеми членами СНГ?

— Не всегда удается достичь стопроцентного подписания. Но здесь есть и свои плюсы. Подписывают документ только те, кто реально собирается его реализовывать. Если непременно настаивать на консенсусе, то мы можем получить во многом декларативные документы. Либо получим документ, который не будет выполняться на практике. А практика, сложившаяся в СНГ, такова: если уж несколько стран подписали документ, то они его реально и выполняют. А глядя на это, к документу потихоньку присоединяются и другие государства Содружества.

— Каковы основные итоги заседания экономического совета СНГ 9 декабря?

— Одобрено два довольно значимых соглашения. Прежде всего, это протокол о внесении изменений в соглашение 1998 года об обеспечении параллельной работы электроэнергосистем СНГ. Сам договор работает хорошо. Энергосистемы девяти из одиннадцати государств действуют в параллельном режиме. Иногда к ним присоединяются и республики Балтии, иногда и Восточной Европы, иногда и Монголия. Но жизнь ставит конкретные задачи и вопросы, которые в 1998 году нельзя было предвидеть. А что будет, если кто-то отключил рубильник? Или перетоков мощностей в согласованных объемах не произошло? Кто за это должен отвечать и платить? Два года велись непростые переговоры в рамках электроэнергетического совета, который выработал компромиссный текст. И сейчас на экономическом совете он был одобрен, а в мае 2012 года протокол будет предложен к рассмотрению главам правительств государств СНГ.

— А второй документ?

— Второй документ касается альтернативных источников энергии. Солнце, ветер, биотопливо, малые ГЭС… все они имеют в определенной мере ограниченные возможности использования. Но по мере роста цен на нефть возникает очевидный вопрос: а не заняться ли более широким и эффективным использованием таких источников? Исполком СНГ запросил государства Содружества. Практически все выразили заинтересованность в совместном продвижении таких проектов. Потому что у кого-то солнце есть, но нет турбин или батарей. У кого-то есть турбины с батареями, но нет солнца. И здесь очевидно, что надо интегрироваться. Будет подготовлен проект программы, который будет охватывать и подготовку кадров, и разработку оборудования, и другие вопросы. На экономическом совете СНГ было дано задание подготовить такую программу в 2012 году.

— Чем примечателен Договор о зоне свободной торговли в рамках СНГ?

— С самого начала договор задумывался как современный документ и документ на перспективу. Его готовила примерно та же команда, что и вела переговоры по присоединению РФ к ВТО. Они взяли самое лучшее, что есть в мировой торговой практике по договорам такого рода. Переговоры были непростые, но в итоге в подписанном договоре есть ряд важных моментов и для интеграции, и для развития торговли в рамках СНГ. В нем все положения приведены в соответствие нормам ВТО. В нем выведены на белый свет те вопросы, которые раньше нигде не были отражены. Например, известно, что технические меры используются, к сожалению, для ограничения торговли, хотя они должны использоваться только для безопасности оборудования и здоровья людей. Известно, что санитарные и ветеринарные нормы иногда используются для регулирования торговли, хотя они должны использоваться для охраны нашего здоровья. Известно, что ряд государств используют субсидии для производства товаров или услуг, ставя тем самым свои товары и услуги в более благоприятные условия. Эти вопросы в договоре четко зафиксированы, и стороны договорились о цивилизованных нормах поведения. Это очень важно.

Второй момент. Количество изъятий в режиме свободной торговли по импорту хотя и раньше было небольшим, сейчас вообще пренебрежимо мало — три товара. Тем не менее стороны договорились, что к 1 января 2015 года и эти изъятия исчезнут. Третий момент. В договорах 1992–1994 годов зачастую ничего не было сказано об экспортных пошлинах. В результате их количество стало расти, и возникли взаимные претензии. Теперь же в договоре сказано, что экспортные пошлины могут использоваться, но только те, которые перечислены в приложении к договору. И список их может только уменьшаться, а уровень пошлин может только снижаться. Через шесть месяцев после подписания договора стороны приступят к таким переговорам, как, когда и в каком объеме эти пошлины снижать и уменьшать.

Четвертый существенный момент — то, что в договоре заложен механизм разрешения споров. Всем известны дискуссии по газовым вопросам. Конфликты начинаются на уровне компаний, потом все доходит до переговоров премьеров и президентов. И если они договариваются — хорошо. Если нет, то споры могут длиться десятилетиями. Сейчас Россия и Украина получили возможность решать свои споры в ВТО. Но еще далеко не все из 11 стран СНГ имеют такие возможности. В нашем договоре предусмотрено создание независимой комиссии экспертов, решения которой будут обязательными. А если одна сторона их не выполняет, то другая сторона спора получает легитимное право ввести штрафные санкции или отозвать ранее сделанные уступки. Схожий механизм действует и в рамках ВТО. Для СНГ это очень большой и принципиальный шаг.

— А сколько стран подписали договор?

— Восемь. Не подписали Азербайджан, Туркмения, Узбекистан. Причем не стоит сбрасывать со счетов вероятность присоединения в перспективе любой из этих стран. Скажем, наши узбекские коллеги исходят из того, что новый договор не должен быть хуже условий существующих двусторонних соглашений. В то же время ряд условий двусторонних договоров в реальной жизни не соблюдался. И если заложить существующие сегодня реальные условия торговли, скажем экспортные пошлины, в новый Договор, то формально это будет ухудшением. Ведь в двусторонних документах таких экспортных пошлин предусмотрено не было. Но есть основания полагать, что решение этого вопроса может быть найдено в будущем.

— Как рядовые граждане России почувствуют, когда все это заработает? Жизнь обычных людей изменится?

— Не думаю, что рядовой потребитель сразу что-то почувствует. Колбаса завтра не подешевеет. Но соглашение заметно облегчит жизнь бизнесу. Будут сняты многочисленные барьеры на пути товаров из стран СНГ на рынки партнеров по Содружеству. Например, ограничения на пути пищевой и сельскохозяйственной продукции, изделий машиностроения и металлургии. Фабрики заработают на полную мощность, увеличится зарплата.

— Есть какие-то расчеты, насколько увеличится российский экспорт?

— Есть оценки, согласно которым реализация положений договора в полном объеме в ближайшие пять лет обеспечит дополнительный рост экспорта на 5–7% в год.

— Владимир Путин объявил, что приоритетом России в экономической интеграции на постсоветском пространстве станет создание ЕЭП и затем Евразийского союза. То есть Москве интеграционный процесс в рамках СНГ уже не нужен?

— Это не так. Мы, естественно, анализируем весь комплекс интеграционных процессов на постсоветском пространстве, в том числе во взаимодействии с комиссией Таможенного союза, и приходим к выводу, что Договор о зоне свободной торговли в СНГ фактически подтягивает страны к условиям и правилам работы в Таможенном союзе (ТС). Это не означает, что они туда все войдут завтра. Но участники договора имеют большие возможности в будущем присоединиться к ТС, чем страны, которые в договоре не участвуют.

— То есть это такая подготовительная группа детского сада?

— Я бы, скорее, это определил как своего рода подготовительные курсы для поступления в университет.

— У многих наблюдателей сложилось впечатление, что Владимир Путин пытался сколотить СССР, используя СНГ. Но потом отказался от этой идеи и решил интегрировать тех, кто к этому готов. А СНГ при таком раскладе отходит на второй план. Есть в исполкоме такое ощущение?

— Нет. Это никак не ощущается. Безусловно, если смотреть с точки зрения огромного количества ресурсов и усилий, которые затрачены на нормативную базу ТС, и огромного объема работы по созданию Евразийского союза, приоритетным сегодня является именно это направление. Но спада интереса к СНГ мы не чувствуем. Он растет теми же темпами, но с учетом особенностей работы Содружества. ТС и СНГ — это как две руки у одного человека.

— А в чем тогда «добавленная стоимость» именно СНГ?

— В многосторонности и более широком круге участников. Взять хотя бы транспорт. Тут не может быть только двустороннего взаимодействия. Коридор «Север—Юг», трасса вокруг Черного моря — все это проекты многосторонние по своей природе. В области транспорта многостороннее сотрудничество развивается эффективно. За счет введения и общих технических норм, и правил обмена железнодорожными вагонами, и общей тарифной политики, и строительства новых переходов. В этом участвуют все 11 стран СНГ, понимая, что без развития инфраструктуры проиграют все.

Еще одно направление эффективного многостороннего сотрудничества — это связь.

В энергетике немного сложнее, если говорить об углеводородных ресурсах. Но есть электроэнергетика, АЭС, где очевидно, что нужно объединять усилия. Природные ресурсы урана в СНГ в основном сосредоточены в Центральной Азии. А весь ядерный топливный цикл — в России. Или та же гидроэнергетика. В Центральной Азии колоссальный потенциал, но надо строить линии электропередачи, чтобы кому-то продать энергию. Здесь сотрудничество не может быть двусторонним. Надо охватывать все сопредельные страны. И во всех этих направлениях сотрудничество и с точки зрения чисто экономической выгоды, и с точки зрения укрепления стабильности отношений может дать весьма значительный эффект. Фронт работ тут весьма обширен.

— Какие уроки из нынешнего экономического кризиса в Евросоюзе можно и нужно учитывать при интеграции в СНГ?

— Экономика должна идти впереди политики. Основой интеграции должен быть крепкий экономический фундамент. И все погрешности и недоработки, которые проявлялись на первых этапах существования СНГ, и те ошибки, которые мы видим сейчас в Европе, связаны как раз с тем, что иногда желаемое опережает реальную экономику. Обратите внимание, 18 ноября 2011 года главами государств ТС было подписано соглашение о создании комиссии Евразийского экономического союза. Не самого союза, а именно комиссии. Потому что, как стало понятно и из опыта Европейского союза, и из опыта разработки документов ТС, подготовку нормативно-правовой базы надо вести очень тщательно. Подготовить нормативную базу Евразийского экономического союза к 2015 году — это очень амбициозная задача. И она потребовала принципиального решения о создании сильного наднационального органа, которому эта задача будет поручена.




Коммерсантъ
[15.12.2011] / Оригинал статьи


Персоналии статьи

Биография Путин Владимир Владимирович фото

Путин Владимир Владимирович

Премьер-министр Российской Федерации

Организации статьи

СНГ - история, фото

СНГ

Содружество Независимых Государств
ВТО - история, фото

ВТО

Всемирная торговая организация (ВТО)




Таможенный союз|CustomsUnion.ru
Ссылка на сайт обязательна

 
  » О проекте    » Контакты    » Реклама    
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100