Почему советник президента по политическим вопросам углубленно изучает одну экономическую проблему?

Естественно, что после того как Ермухамет Ертысбаев заговорил на непопулярную для государственного служащего тему о преемнике действующего президента и даже назвал вероятного кандидата, эта новость стала самой обсуждаемой не только в стране, но и за рубежом. В результате последовавших дискуссий оказалось, что Нурсултан Абишевич на отдых не собирается. Его советник попросту высказал личное мнение, воспользовавшись конституционным правом на свободу слова, и вопрос не стоит и выеденного яйца. Но осадок-то остался…

– И снова здравствуйте. Вы в очередной раз – главный «ньюсмейкер» страны. А вообще новость о возможном преемнике президента облетела весь мир. На этот счет есть много версий, появились в том числе и конспирологические. Так вот, если учесть реакцию самого Тимура Кулибаева на ваше интервью российскому «Коммерсанту», можно предположить, что вы оказали ему медвежью услугу и, более того, взяли ноту в унисон Мухтару Аблязову, который всеми силами пытается напакостить главе ФНБ «Самрук-Казына» – в общем и рассорить его с премьером – в частности…

– Тема преемника изрядно поднадоела всем и абсолютно неактуальна в настоящий момент: президент избран до 2016 года, у него много планов, и не только в области индустриально-инновационной программы. Очевидно же для всех, кто внимательно анализирует содержательную часть тех или иных высказываний, статей, интервью, что моя фраза вырвана была из контекста и что работникам печати нужны сенсации и жареные факты. Вообще, само слово «преемник» несколько неудачно в том смысле, что преемник не получает автоматически власть в стране, а всего лишь станет в перспективе одним из кандидатов в президенты. Все забывают самую фундаментальную вещь, а именно: народ является источником власти. Я уже дал интервью особо интересующимся этой темой изданиям и порталам. Не хочу повторяться. Что касается Мухтара Аблязова, то ему, как никогда, нужно делать чуть ли не ежедневно политические заявления, дабы убедить британские власти, что он является политическим деятелем, а не финансовым махинатором.

– Действительно, поговорим лучше о проблемах БТА Банка. Как, по вашему мнению, могло получиться, что Аблязов смог после отсидки в тюрьме возглавить крупнейший банк в стране?

– Правильный вопрос. По законодательству, и не только казахстанскому (это международная практика), человеку, который был наказан в уголовном порядке, запрещено занимать руководящую должность в финансовой компании, тем более в банке. Судимость Аблязову сняли, и он возглавил банк в 2005 году. Между тем в 2005-2006 годах в Казахстане большое внимание уделялось вопросу прозрачности собственности в банковской системе. Банки раскрыли информацию о своих владельцах. Исключением был БТА Банк, который не показал ни одного владельца. Только после бегства из Казахстана Аблязов признал, что был владельцем банка (2 апреля 2010 года в газете «Республика»). То есть Аблязов фактически признал публично, что обманывал президента, страну, общество, международных инвесторов. Еще в начале 2008 года тогдашнее АФН провело проверку БТА и обнаружило существенные недостатки: банк широко практиковал кредитование высоко рискованных проектов без должной оценки выгодности и правомерности предоставления кредитов зачастую при отсутствии документов, подтверждающих наличие минимальных собственных средств заемщиков. Много кредитов было выделено нерезидентам-заемщикам, зарегистрированным в оффшорных зонах. Уже тогда надо было принять резкие и решительные меры и отстранить Аблязова от руководства банком.

Еще в XIX веке известный британский экономист, представитель манчестерской школы политэкономии Уолтер Бейджхот очень точно описал это явление: «Все люди становятся более легковерными, когда они счастливы и когда только что были получены большие деньги. Когда некоторые действительно делают большие деньги и большинство думает, что делает большие деньги, возникает счастливая возможность для беззастенчивого обмана. На некоторое время поверят практически во что угодно, и задолго до разоблачения худшие и наиболее искусные обманщики будут географически или по закону вне пределов досягаемости и не понесут наказания. Но причиненный ими вред распространяется дальше, поскольку он подрывает доверие».

Масштабы ущерба, нанесенного Аблязовым, не имеют аналогов во всей новейшей истории Казахстана и, пожалуй, в истории СНГ. Он вывел из Казахстана несколько миллиардов долларов (общая сумма денег, выведенных в оффшоры и на проекты за пределами Казахстана, около 12 млрд долларов), оставив в БТА многомиллиардную дыру (сумма убытков по итогам 2008 года, подтвержденных международным аудитором Ernst & Young, составляет свыше 9 млрд долларов). Основные экономические затраты на сегодня представлены списаниями, полученными от иностранных кредиторов, которые составляют около 6 млрд долларов. Кроме того, прямые вложения государства в капитал БТА сразу в феврале 2009 года составили около 1.7 млрд долларов, после этого инвестиции государства в БТА Банк составили еще 4.2 млрд долларов. Продолжение работы по возврату активов, предъявление претензий к Аблязову и привлечение его к ответственности являются важными условиями для достижения договоренностей с кредиторами. Эти обязательства были приняты БТА и ФНБ «Самрук-Казына» как акционером БТА в 2010 г.

– Аблязов часто заявляет, что владельцем банка был он и что ему не было смысла воровать у самого себя, что у него незаконно забрали банк…

– Первое и главное условие деятельности банка – это прозрачность: все вкладчики, инвесторы, соучредители, контрольные финансовые органы должны знать, кто является владельцем банка. Аблязов долгое время обманывал, причем всех. Теперь выясняется, что владельцем банка был Аблязов (свыше 90%). Он же и был владельцем основной массы активов и проектов, финансировавшихся БТА Банком. Оба этих факта Аблязов держал в строжайшем секрете, что позволяло ему вводить в заблуждение вкладчиков банка, международных кредиторов, а также регулирующие органы. Основная доля денег, поступавших в банк как от международных кредиторов, так и от казахстанских физических и юридических лиц, всегда быстро выводилась на подконтрольные Аблязову оффшорные компании и использовалась на финансирование его собственных проектов.

Он грубо нарушил закон. Лицензия на банк получена от государства. Есть законодательные и нормативно-правовые обязательства банка перед государством, перед вкладчиками. Потому что в случае форс-мажора именно государство будет спасать банк и выполнять обязательства перед кредиторами и вкладчиками. Что и произошло. С начала 2008 года Аблязов сделал максимальный акцент на выведение средств из банка, юридическое перепрятывание активов, дополнительное кредитование проектов в московском БТА, у которого на днях Центральный Банк РФ отозвал лицензию по причине фальсификации отчетности и низкого качества активов. При помощи подложных схем только в этом направлении были вычерпаны средства на сумму свыше 2 млрд долларов.

Когда правительство приняло решение о заходе ФНБ «Самрук-Казына» в состав акционеров БТА, открылась ужасная картина. На 2 февраля 2009 года кредитный портфель был следующим:

– на долю компаний Аблязова приходилось 5,4 млрд долларов кредитов в Казахстане (с учетом кредитов, выданных оффшорным компаниям-пустышкам) и 5 млрд долларов кредитов в СНГ, что составляло 60% кредитного портфеля Казахстана и 76% кредитного портфеля СНГ!!!. В общей сложности на долю связанных с Аблязовым компаний приходилось 70% от всего корпоративного портфеля банка;
– реальные твердые залоги отсутствовали в 86% случаев кредитов СНГ и почти в половине кредитов в Казахстане;
– кредиты на сумму свыше 3 млрд долларов представляют собой схемы по фиктивному накачиванию капитала БТА, то есть являются фактически двойным счетом и не имеют никакого обеспечения. Источников их погашения не существует, они должны быть списаны, и при этом убытки понесет государство как акционер 80% акций БТА.

Теперь вы понимаете, что во всех странах мира категорически запрещено возглавлять банки тем, кто однажды преступил закон. То, что Аблязову дали возможность возглавить БТА, крупнейшая ошибка.

– Но почему надо было ждать, что называется, до последнего? Почему раньше не были приняты меры, скажем, в 2007 году?

– В момент захода государства в БТА не удалось заранее оценить масштаб проблем и предположить уровень криминального сопротивления Аблязова. Так, до захода в БТА не были получены необходимые судебные аресты активов и компаний Аблязова за рубежом, чтобы предотвратить их дальнейшее перепрятывание. Агентство финансового контроля слабо работало с БТА Банком. Так, специальная проверка БТА АФНом непосредственно перед заходом в него не показала и доли проблем в этом банке. Препятствием в этом мог служить факт, что схемы Аблязова носили чисто криминальный характер и установление этих фактов не являлось главной компетенцией финансового регулятора.

– Вы занимаетесь чисто внутриполитическими вопросами, но очень хорошо осведомлены по части чисто банковско-финансовой информации и свободно при этом оперируете этими материалами…

– А потому что Аблязов именно на эти деньги содержит «Голос Республики», финансирует незарегистрированную «Алгу» и, говорят, даже Компартию, обращается к забастовщикам Жанаозеня и чуть ли не призывает к масштабным акциям протеста. Поэтому я должен знать источник потенциальных социальных потрясений.

На территории Великобритании идет судебный процесс по искам БТА. Эта страна является основной юрисдикцией для предъявления исков непосредственно к Аблязову, а не только к оффшорным компаниям. Общая сумма исков составляет около 5 млрд долларов, еще несколько исков находятся в стадии подготовки. Теперь обязательства перед международными кредиторами в процессе реструктуризации. В рамках судебных процессов ограничена возможность Аблязова распоряжаться активами. Помимо судебного процесса, замораживающего активы, судом введено внешнее управление (Receiver), что позволяет обеспечить сохранность активов.

Именно в рамках британского процесса начата работа по привлечению Аблязова к ответственности за неуважение к суду с санкцией тюремного заключения на срок до двух лет.

– На каком основании?

– На основании того, что, во-первых, получен приказ суда, обязывающий Аблязова раскрыть все свои активы, прямо или косвенно принадлежащие ему; во-вторых, суд издал приказ об аресте активов Аблязова до окончания разбирательства; в-третьих, его личные расходы ограничены, расходы на адвокатов подлежат судебному контролю; в-четвертых, его паспорт изъят судом, что не позволяет ему скрыться от правосудия в другие страны. Именно с этого момента банку и юристам удалось в кратчайшие сроки собрать информацию о том, что Аблязов сокрыл от суда активы и продолжал совершать незаконные сделки. По ходатайству БТА Высоким судом Англии введено внешнее управление над активами Аблязова. Что это означает? Британский суд пришел к выводу, что Аблязову нельзя доверять, и назначил внешним управляющим активами Аблязова международную аудиторскую компанию KPMG, которая изучает оффшорные структуры владения активами с участием нескольких сотен компаний (Аблязов создал около 600 компаний-пустышек, через которые уводил средства). Без одобрения внешнего управляющего любые сделки с активами нелегитимны.

Поэтому, когда Аблязов заявляет, что «Ертысбаев вторичен, что он говорит то, что ему поручают, что Назарбаев приказывает, а Ермухамет, как ветер, разносит», то я, несмотря на то, что Аблязов, по существу, является государственным преступником, все же советую ему меньше полемизировать, а сосредоточиться на судебном процессе в Лондоне. Перспективы же мрачные. В ближайшее время суд будет рассматривать вопрос об ответственности Аблязова за сокрытие информации. Это у нас, в Казахстане, к сожалению, можно было долгое время врать, говорить, что банк, дескать, не мой, а в Англии этот номер не пройдет. «Говорить правду и одну только правду» – вот главный принцип англосаксонского права. Аблязову придется нелегко. Одно дело в газете «Республика» заявить, что БТА принадлежал ему лично. Другое дело – раскрыть абсолютно все активы по требованию британского суда и тем самым раскрыть правду перед всеми казахстанцами, показать масштабы ущерба для нашей страны и масштабы хищений для всего мирового финансового сообщества. Если же Аблязов нарушит приказ суда и попытается опять, как это он долгое время делал в Казахстане, повести в ложном направлении, то суд может инициировать процедуру привлечения Аблязова к уголовной ответственности (неуважение к суду, тюремное заключение на срок до двух лет).

Сейчас БТА представил в суд доказательства, что Аблязов скрыл от суда информацию о контролируемых им компаниях, а подконтрольные Аблязову люди занимались подделкой документов. Суду переданы конкретные данные о свыше 600 компаний, скрытых Аблязовым от суда. Деятельность Аблязова и его группы является предметом уголовного преследования не только в Казахстане, но и в России и Украине, где ущерб от мошеннических сделок оценивается в несколько миллиардов долларов. В связи с отзывом лицензии у подконтрольного Аблязову АМТ банка неизбежно новое уголовное расследование.
Есть замечательная и очень поучительная книга. Называется «Великие аферы ХХ века», в которой описаны истории самых отчаянных и авантюрных аферистов. Мухтар Аблязов со своей историей банка БТА и уводом 12 млрд долларов, эквивалентных почти 9% ВВП, вполне заслуживает быть включенным в этот пантеон великих аферистов. Во всяком случае, я настоятельно рекомендую будущему автору книги «Великие аферы XXI века» начать свой труд с этой истории.

– Говорят, что распространенная Алиевым и Аблязовым информация о якобы перенесенной президентом операции повлияла на рынки и, в частности, на ценные бумаги компаний, работающих в Казахстане.
Если это правда, то получается занятная картина: государственные преступники, скрывающиеся от правосудия, не просто поливают грязью бывшую родину, но достаточно успешно наносят ей определенный урон. Вы не считаете, что есть необходимость более внятного и систематичного информирования о деятельности главы государства?

– Президент здоров, находится в хорошей физической форме, но вы правы, что по отношению к государственным преступникам нужно принять более эффективные меры. Если Казахстан является частью мирового сообщества, то это сообщество должно помочь в поимке и аресте, скажем, того же Рахата Алиева. В конце концов, австрийские власти и любая европейская страна, где в настоящее время может скрываться Алиев, должны понимать, что нахождение в этой стране человека, причастного к похищениям и убийствам людей, это громадный фактор риска для собственных граждан. Ни у кого уже не вызывает сомнений, что главной причиной бегства Рахата Алиева из Казахстана в мае 2007 года является то, что именно он явился организатором похищения Хасенова и Тимралиева, которых затем хладнокровно и зверски убили. Бездействие австрийских властей – это неуважение и к гражданам Казахстана, а теперь уже и к собственным гражданам. Согласно Всеобщей декларации прав человека, жизнь человека является самой высшей ценностью. Независимо от того, где проживает человек и имеются между теми или иными странами договоры о выдаче преступников.

Алиев имел право хранить молчание, но он фактически и громогласно признался в содеянном. В Интернете он заявил, что всего лишь дал приказ Кошляку, чтобы он допросил банкиров и отпустил их домой. Это признание того, что именно из-за безрассудных и преступных действий Алиева в конечном итоге были убиты граждане Казахстана, отцы многодетных семейств. Австрийская полиция просто обязана была после этих слов арестовать Алиева. Еще одно признание очень сильно насторожило меня. Алиев признался также в Интернете (Twitter), что «ему всегда не нравилась жестокость Кошляка». Мороз по коже! Что значит «всегда»? То есть Алиев знает о жестокостях Кошляка, которые проявлялись и ранее? Где, когда и при каких обстоятельствах? Еще раз убежден в том, что австрийские власти и государственные органы других европейских стран допускают чудовищную ошибку, потворствуя убийцам и подвергая риску жизни граждан своих стран. Алогичная политика.

– Как вы относитесь к тому факту, что Аблязову предоставлено в Соединенном Королевстве политическое убежище, но при этом британские власти не уведомили об этом казахстанский МИД? Есть версия, которая, в частности, высказывалась и в нашей газете, что, в принципе, политическое убежище для Аблязова очень выгодно Высокому суду, который рассматривает его дело: теперь бывший банкир «привязан» к Британии и не сможет скрыться от правосудия этой страны…

– Пока казахстанский МИД официально не уведомлен об этом. Самое главное, что британский суд будет рассматривать иск БТА к Аблязову безотносительно его политической платформы.

– В связи с вашим заявлением вас снова награждают разными эпитетами. Но, помнится, вы как-то цитировали «Вяленую воблу» Салтыкова-Щедрина: «В деле распространения здравых мыслей без того нельзя, чтоб кто-нибудь паскудой не обругал». Тем не менее советник президента и по статусу, и по политическому опыту вряд ли станет запускать на откуп общественному мнению досужие домыслы или ничем не подкрепленные предположения. Да и многие ваши прогнозы сбывались. Поговорим об одном из них. Азат Перуашев не только возглавил партию «Ак жол», но и дал вам «достойный отпор» в «Мегаполисе». Но почему-то вслед за этим о партии ни слуху, ни духу. Злые языки связывают период затишья соответствующей политической активности с периодом летних отпусков в Акорде. А вы как считаете?

– Я думаю, что еще в августе будет затишье, а в сентябре все начнется, в том числе и резкая активизация не только партии «Ак жол», но и других политических организаций. Думаю, что осень будет горячей. Не обращаю внимания на многочисленные эпитеты, которыми меня награждают мои оппоненты и недоброжелатели. Смотрю на это, как на неизбежное зло.

– Почему вы для своего сенсационного заявления выбрали российский «КоммерсантЪ», а не казахстанские средства массовой информации? Укрепляете Таможенный союз? Вообще, мне непонятна позиция ряда наших чиновников, которые на словах говорят о необходимости укрепления отечественного информационного пространства, но на деле для серьезных случаев предпочитают выбирать зарубежные СМИ…

– Ну, во-первых, корреспондент «Коммерсанта» попросил меня ответить на ряд вопросов. Он хорошо знает специфику казахстанской политической жизни, потому что постоянно еще сотрудничает с «Казахстан тудей». «КоммерсантЪ» – это всемирно известное издание. И обратите внимание: перепечатки и упоминания нашего материала прошли практически во всех известных агентствах, изданиях, интернет-сайтах России и Казахстана, не считая многочисленных зарубежных информагентств.

Во-вторых, некоторые казахстанские издания чрезвычайно осторожны. Ну скажите мне, какая газета в Казахстане охотно опубликовала бы материал о преемнике Назарбаева? Не смешите меня. Уж я-то, как никто другой, знаю, что такое редакционная политика в Казахстане. Добрая половина редакторов начала бы согласовывать со своими учредителями, среди которых есть олигархи. Я уже несколько раз сталкивался с тем, что мои материалы в самый последний момент снимали из верстки без всяких объяснений. Так что укрепление информационного отечественного пространства зависит не от чиновников и политиков, а от самих журналистов и главных редакторов казахстанских изданий.

Петр КАРАВАЕВ, Астана


Оригинал статьи
ЛИТЕР
[03.08.2011]


Ссылка на сайт обязательна|CustomsUnion.RU

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100